Лавр Георгиевич Корнилов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Лавр Георгиевич Корнилов
Генеральнаго штаба генералъ отъ инфантеріи
Лавръ Георгіевичъ Корниловъ
Дата рождения:
30.08.1870 (18)
Место рождения:
Усть-Каменогорск
Усть-Каменогорский округ
Семипалатинская область (Российская империя)
Дата смерти:
13.04.1918 (31.03)
Место смерти:
близ г. ЕкатеринодараКубанской области) ныне в Краснодарском крае
Принадлежность:
Российская Империя Российская Империя
Флаг России Российская республика
Флаг России Белое движение
Род войск:
пехота
Годы службы:
18891918
Звание:
Генерального штаба генерал от инфантерии
Генерал от инфантерии
Командовал:
Петроградским В. О.;
Юго-Западным фронтом;
Верховный главнокомандующий Русской Армии;
Главнокомандующий Добровольческой армией
Сражения/войны:
Русско-японская война:

Первая мировая война:

Гражданская война:

Награды и премии:
{| style="background: transparent" |
Орден Святого Георгия III степени
||
Орден Святого Георгия IV степени
||
Орден Святого Владимира III степени с мечами

|-

|
Орден Святой Анны I степени с мечами
||
Орден Святой Анны II степени
||Орден Святой Анны III степени

|- |Орден Святого Станислава I степени с мечами||Орден Святого Станислава II степени с мечами||Орден Святого Станислава III степени |- | Order of Glory Ribbon Bar.png||Saint vladimir (bande).png||State colours ribbon.png |}

Георгиевское оружие
Автограф:
Автограф Корнилова.jpg
Лавр Георгиевич Корнилов

Лавр Георгиевич Корни́лов (18 (30) августа 1870, Усть-Каменогорск — 13 апреля 1918, близ Екатеринодара) — российский военачальник, генерал; путешественник-исследователь, военный дипломат; герой русско-японской и Первой мировой войн; участник февральской революции, верховный главнокомандующий русской армии (1917); один из организаторов и лидер Белого движения; 23 февраля 1918 возглавил Ледяной поход Белой армии, который положил начало Белому движению в России.

Биография[править]

Согласно одной легенде, Лари (первоначальное имя) родился в станице Семикаракорской (по-калмыцки Семинкеерк) Всевеликого Войска Донского 30 августа 1870 года и был сыном крещёного калмыка, погонщика Гильджира Дельдинова. Однако по воспоминаниям родной сестры Лавра, Анны Георгиевны Корниловой, он родился в семье Георгия Николаевича Корнилова 18 августа 1870 года в Усть-Каменогорске, а калмыцкую внешность унаследовал от матери, Прасковьи Ильиничны Хлыновской, алтайской калмычки по происхождению.

В 1882 году окончил начальное училище.

В 1889 году окончил с отличными аттестациями Сибирский кадетский корпус и продолжил учёбу в Михайловском артиллерийском училище. В марте 1890 года стал училищным унтер-офицером, а на последнем курсе, в ноябре 1891 года, был произведён в портупей-юнкера.

4 августа 1892 года надел офицерские погоны подпоручика и в сентябре начал службу в Ташкенте, в 5-й батарее Туркестанской артиллерийской бригады.

В 1894 году подал рапорт на поступление в Академию Генерального штаба и осенью 1895 года блестяще сдал вступительные экзамены, получив наивысший балл. Накануне поступления в Академию был произведён в поручики, а на старшем курсе — в штабс-капитаны.

В августе 1897 года перешёл на дополнительный курс Академии и после его окончания был награждён малой серебряной медалью с занесением фамилии на мраморную доску для отличившихся и был произведён в капитаны.

В ноябре 1898 года получил назначение в урочище Термез, в распоряжение начальника 1-й Туркестанской линейной бригады генерал-майора М. Е. Ионова.

В августе 1899 года был переведён на должность старшего адъютанта штаба Туркестанского военного округа. Позднее был награждён своим первым орденом — св. Станислава 3-й степени, произведён в подполковники и получил должность штаб-офицера для поручений при штабе округа.

В октябре 1902 года «отбывал ценз» для звания штаб-офицера в должности командира роты 1-го Туркестанского стрелкового батальона. В ноябре 1903 года выехал в Индию с целью изучения оборонительной линии по реке Инд и организации Индо-Британской армии.

С началом русско-японской войны выехал в Санкт-Петербург и получил назначение на должность штабного столоначальника. Однако добился перевода в действующую армию, начальником штаба 1-й бригады Сводно-стрелкового корпуса, и принял участие в боях при Сандепу и генеральной битве под Мукденом. При атаке у деревни Вазые 25 февраля 1905 года заменил растерявшегося командира бригады и вывел её из окружения, за что был награждён орденом св. Георгия 4-й степени и произведён в полковники.

По возращении с фронта был назначен делопроизводителем 1-го отделения 2-го обер-квартирмейстера Главного управления Генерального штаба (ГУГШ), отвечавшего за разведывательную службу в южных округах. Однако вскоре подал рапорт о желании иного назначения и с января 1907 года был направлен военным агентом в Пекин.

Летом 1910 года, сдав должность военного агента, по собственной инициативе поехал в Россию через Монголию и Восточный Туркестан (около 6 тыс. вёрст) и в декабре того же года вернулся в Петербург.

1911 год встретил в должности командира 8-го пехотного Эстляндского полка, входившего в состав Варшавского военного округа и прикрывавшего крепость Новогеоргиевск.

26 декабря 1911 года был произведён в генерал-майоры и отправился в Харбин, на территорию Заамурского округа пограничной стражи, командовать отрядом из пяти «полков военного состава». Однако оказался замешан в конфликте с самим премьер-министром В. Н. Коковцовым и был «разжалован» в командиры бригады 9-й Сибирской стрелковой дивизии (штаб на острове Русском близ Владивостока). После начала Первой мировой войны и отбыл с этой бригадой на Юго-Западный фронт.

Приняв со своей бригадой участие в Галицийской битве и заняв Галич, был представлен А. А. Брусиловым к награждению орденом Владимира 3-й степени с мечами и назначен начальником 48-й пехотной дивизиисуворовской»).

В результате Горлицкого прорыва немцев к вечеру 29 апреля 1915 года был взят в плен. Ещё в плену был заочно награждён (в обход принятых правил) орденом св. Анны 1-й степени.

Предпринял четыре попытки побега, и четвёртая удалась (с переодеванием в австрийскую форму, под видом солдата, возвращающегося после лечения). Покинув 29 июля 1916 года тюремный госпиталь в венгерском городе Кессег, он с фальшивым паспортом на имя Штефана Латковича через 22 дня перешёл румынскую границу и явился к российскому военному атташе. 4 сентября того же года прибыл в Петроград. Императором Николаем II был удостоен аудиенции в Ставке, где получил знаки ордена св. Георгия 3-й степени.

13 сентября 1916 года получил назначение в 25-й армейский корпус в составе Особой армии, основу которой составляли гвардейские полки. Начал с того, что разработал план лобового (!) удара по хорошо укреплённым позициям австро-германской пехоты под Ковелем, однако развить успех Брусиловского прорыва не удалось.

В конце февраля 1917 года приказом императора Николая II был назначен командующим Петроградским военным округом вместо С. С. Хабалова.

Исполнил постановление Временного правительства об аресте царской семьи и сделал это в дерзкой, вызывающей манере: явившись с красным бантом на груди, в сопровождении нового военного министра А. И. Гучкова, потребовал разбудить «бывшую царицу» Александру Фёдоровну и «хриплым, прерывающимся голосом» объявил ей, что она арестована.

По должности командующего Петроградским военным округом принимал парады частей революционного гарнизона, награждал Георгиевскими крестами «отличившихся», в том числе унтер-офицера Т. И. Кирпичникова, ездил в Кронштадт на митинги матросов, говорил о «невозможности возврата к старому режиму». Позднее отправился командовать 8-й армией Юго-Западного фронта, в составе которой начинал войну.

В июне 1917 года разгромил со своей армией 7-ю австро-венгерскую армию и вновь занял Галич. Был произведён в генералы от инфантерии.

10 июля 1917 года был утверждён командующим Юго-Западным фронтом.

18 июля 1917 года был утверждён верховным главнокомандующим вместо А. А. Брусилова, слава которого померкла после Тарнопольского разгрома.

Хроника июля 1917 года

В сентябре 1917 года был арестован М. В. Алексеевым за «выступление» против А. Ф. Керенского и отправлен в Старый Быхов. Быховское «заточение» покинул только во второй половине ноября. 6 декабря прибыл в столицу Всевеликого Войска Донского — Новочеркасск.

В 7 часов 20 минут утра 13 апреля 1918 года был убит гранатой под Екатеринодаром.

15 апреля 1918 года был похоронен у немецкой колонии Гначбау, однако занявшие колонию красные раскопали могилу, вывезли его тело в Екатеринодар и, после глумлений и издевательств, публично сожгли его.

Семья[править]

Корнилов женился на дочери титулярного советника В. Марковина, 22-летней Таисии. У них родились дочь Наталья и сыновья Дмитрий и Юрий. Однако накануне 1907 года полуторагодовалый Дима заболел менингитом и умер.

Вдова Корнилова скончалась уже 20 сентября (3 октября?) 1918 года. В 1919 году в Ташкенте погиб в ЧК П. Г. Корнилов, а сестра генерала Анна работала учительницей в Луге и в 1929 году была расстреляна за принадлежность к контрреволюционной «фамилии» (!).

В 1932 году Наталья Лавровна вышла замуж за адъютанта М. В. Алексеева, А. Г. Шапрона дю Ларрэ.

Цитаты[править]

  • «Будучи ещё слишком молодой и находясь в периоде своего формирования, армия Китая обнаруживает ещё много недостатков, но… представляет уже серьёзную боевую силу, с существованием которой приходится считаться как с вероятным противником»
  • «Во время войны, плена и бегства я на практике убедился, что бывают в жизни человека такие минуты, когда только чудо и помощь Божия выводят его из неминуемой гибели» (1 ноября 1916)
  • «Армия обезумевших тёмных людей, не ограждённых властью от систематического разложения и развращения, потерявших чувство человеческого достоинства, бежит. Меры правительственной кротости расшатали дисциплину, они вызывают беспорядочную жестокость ничем не сдерживаемых масс. Смертная казнь спасёт многие невинные жизни ценой гибели многих изменников, предателей и трусов» (11 июля 1917)

Отзывы и воспоминания современников[править]

Вышеупомянутый А. А. Брусилов вспоминал, что «Корнилов свою [48-ю пехотную] дивизию никогда не жалел: во всех боях, в которых она участвовала под его начальством, она несла ужасающие потери, а между тем офицеры и солдаты его любили и ему верили. Правда, он и себя не жалел, лично был храбр и лез вперёд очертя голову».

По словам Е. И. Мартынова, разделявшего с ним бедствие плена, Корнилов «рвался к боевой деятельности… его непрерывно точил червь неудовлетворённого честолюбия. Свой вынужденный досуг он старался заполнить чтением, но читал почти исключительно книги о Наполеоне, что ещё больше раздражало его».

По свидетельству П. П. Юренева, «Корнилов в политике был большой ребёнок, совершенно наивный человек. Всякий проходимец мог сделать с ним что угодно. Он удивительно плохо разбирался в партиях, но обладал одной чертой — он считал, что завоевания революции — есть совершившийся во благо народа факт».

Адъютант Корниловского ударного полка поручик князь Н. И. Ухтомский писал о своём командире:

Проведя большую часть своей сознательной жизни на окраинах России, в борьбе за ее величие, счастье и славу, ему некогда было размышлять о преимуществах того или иного политического строя. Генерал Корнилов был государстволюбцем, для которого понятие «Россия» имело мистическое, почти божественное значение. Он служил монархии, Романовым лишь постольку, поскольку царь олицетворял для него идею Великой России.

М. В. Алексеев «находил Корнилова опасным сумасбродом, человеком неуравновешенным и непригодным на первые роли»: «сердце льва, но голова барана».

А. И. Деникин писал о Корнилове в своих «Очерках русской смуты»:

Суровый и честный воин, увлекаемый глубоким патриотизмом, не искушенный в политике и плохо разбиравшийся в людях, с отчаянием в душе и с горячим желанием жертвенного подвига, загипнотизированный и правдой, и лестью, и всеобщим томительным, нервным ожиданием чьего-то пришествия, — искренне уверовал в провиденциальность своего назначения. С этой верой жил и боролся, с нею же и умер на высоком берегу Кубани.

По воспоминаниям генерала от инфантерии В. Е. Флуга, генерал-лейтенант А. С. Лукомский полагал, что Алексеев и Деникин успешнее «вели бы дело на Юге России, а Корнилов сумел бы лучше Колчака повести дело в Сибири».

Киновоплощения[1][править]

Интересные факты[править]

Чудны дела твои, Господи: коммунист Кравец возмущается, что Корнилов изменил Императору (!), а спорит с ним по этому поводу А. В. Чуев
  • В апреле 1918 года, выступая в Московском Совете рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, В. И. Ленин заявил:

В результате нашей борьбы с контрреволюцией мы видим такую крупную победу, как тот факт, что первый по смелости контрреволюционер Корнилов убит своими же собственными, возмутившимися солдатами[sic!].

Примечания[править]

  1. Информация взята с: Gen. Kornilov (Character) // Imdb.com

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература и документы[править]

  • «Сердце не выдержало…» (Воспоминания штабс-капитана А. Тюрина о смерти генерала Kорнилова) // Отечественные архивы. — 2002. — № 4.
  • Гребенкин И. Н. Генерал Л. Г. Корнилов: штрихи к портрету // Отечественная история. — 2005. — № 4. — С. 108‒123.
  • Егоров А. Н. Кадеты и выступление генерала Л. Г. Корнилова: дискуссионные проблемы историографии // Вопросы истории. — 2005. — № 8. — С. 157‒166.
  • Цветков В. Ж. Лавр Георгиевич Корнилов // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 55‒84.