Единый Безальтернативный Лидер Оппозиции

Единый Безальтернативный Лидер Оппозиции (сокр. —— ЕБЛО) —— авторитарно назначаемый[1] лидер [российской] оппозиции, конкуренция с которым, даже со стороны вроде бы политических союзников, —— морально осуждаема широкими массами активистов.

ИсторияEdit

Предпосылкой для появления технологии ЕБЛО стал перманентно действующий процесс Объединения демократических сил, фрактально воспроизводившийся в виде процессов делёжки начальственных постов внутри отдельных партий и непартийных оппозиционных организаций. Длительное время либеральная, особенно праволиберальная российская оппозиция по стилю своего поведения напоминала польскую шляхту в лучшие годы демократии в Польше - то есть в тот период, когда один единственный член польского сейма мог, по дури и на кураже заблокировать решение польского сейма, паны имели возможность воевать между собой, не обращая внимания на проблемы остального населения, и, в целом, шляхтичи чувствовали себя каждый как кум королю.

При этом социальная база либерализма в России сначала быстро сокращалась, а потом начала своеобразным образом переконфигурироваться - так как для подрастающего поколения молодых сторонников либерализма авторитет былых политических героев 1990ых вовсе не выглядел неоспоримым. Как итог, дележка малозначимых портфелей в невлиятельных организациях вместо реального участия в реальной политике всех достала, чем дальше, тем сильнее. Апофеозом этих процессов стал триумфальный развал СПС, с последующим объединением с рядом других организаций в партию Правое Дело, с последующей попыткой кооптации на роль партийного руководителя Михаила Прохорова и его дальнейшим изгнанием. Как развал СПС, так и дальнейшие приключения миллиардера в партийном строительстве, по ряду свидетельств в социальных сетях происходили под сильным давлением со стороны Администрации Президента, но, даже если и так, это всё не могло бы произойти, если бы партийная элита правых либералов не вела себя как нечто среднее между пикейными жилетам и польскими дворянами в худших проявлениях того и другого.

Одновременно вышеупомянутым апофеозом, начало формироваться мнение о том, что эта партийная элита настолько не технологична, что её можно продавить медийным образом, заставив признать своим внепартийным лидером де-факто кого-то, кто пользуется определённой популярностью у электората, но кого они не выбирали себе в начальство по своим партийным процедурам[2].

Практическая реализация этой идеи осуществлялась, начиная, ориентировочно, с 2009 года, Алексеем Навальным[3].

Само понятие Единого Безальтернативного Лидера Оппозиции (и его сокращённый вариант) появились примерно в те годы в социальной сети Facebook, куда начали, постепенно, перемещаться политизированные российские ЖЖсты.

Оказавшись относительно удачной, впоследствии она воспроизводилась в Белоруссии политтехнологами, которые продвигали Светлану Тихановскую и в Армении - политтехнологами, которые продвигали Николу Пашиняна.

В иных странах этот креатив, пока что, не зашёл.

ТехнологияEdit

Технология продвижения ЕБЛО сводится к тому, что предполагаемый лидер, возглавляя непартийную политическую организацию, объявляется надпартийным, после чего на его конкурентов и просто потенциальный электорат начинает осуществляться медийное давление, внутри которого производится закольцовка тезиса в стиле "только Навальный является убедительным кандидатом в Единые Безальтернативные Лидеры Оппозиции, потому что только он может объединить вокруг себя представителей разных оппозиционных партий". Вопросы об отсутствии логики в таком заклинании с презрением отвергаются[4], логика никого не интересует, важен исключительно масштаб медийного давления. При наличии нескольких конкурирующих оппозиционных политических партий непартийность - это ключевой и очень важный момент. В случае России и Навального полное отсутствие идеологических и партийных привязок позволило ему максимально игнорировать процесс партийного объединения демократических сил, бессмысленный и безнадёжный, хуже, чем русский народный бунт и не тратить на него свой ресурс.

Навальный практически одновременно декларировал свою приверженность русскому национализму, либерализму и левые взгляды[5]. Для организационного обеспечения надпартийного объединения вокруг ЕБЛО создаются коалиционные структуры, состоящие из конкурирующих или враждующих политических организаций. Новоявленный лидер, чей авторитет вроде бы признаётся всеми ими, оказывается в роли арбитра-разводящего. При наличии достаточного авторитета, ему удаётся выступать балансиром интересов более ресурсных, но не способных договориться самостоятельно организаций.

На поздней стадии продвижения Единого Безальтернативного Лидера Оппозиции, когда участники складывающейся вокруг него коалиции привыкают призывать свою аудиторию к совместному участию в акциях, естественным фронтменом которых оказывается ЕБЛО, для него становится возможным усилить агитацию напрямую за свою личную организацию, вербуя сторонников уже напрямую, под себя лично.

"Посредники" в виде более ранних политических попутчиков оказываются уже избыточными, их аудитория постепенно сокращается, а прямая аудитория безальтернативного лидера - растёт.

Конечным результатом такого развития событий является построение новой политической организации вождистского типа, с массовой стратой поклонников, ориентированных не на политическую платфору, на фигуру лидера, имеющие в связи с этим убеждения фанатски-истерического, а не политического характера.

Что и произошло с организацией Навального.

Его арест, пребывание в заключении и посадка ударили по единству его бывших приверженцев. Его смерть, несмотря на медийно-административные попытки назначить его преемницей вдову, очевидным образом приведёт к перезапуску режима конкуренции между лидерами либеральной части оппозиции.

ПримечанияEdit

  1. По первому внешнему впечатлению не понятно кем.
  2. И никогда не выбрали бы по своей инициативе
  3. РКН: Внесён в федеральный список террористов и экстремистов.
  4. См. также Не рефлексируйте - распространяйте!
  5. Например, публично призывая к пересмотру итогов приватизации, мотивируя его необходимость интересами социальной справедливости.