Отто фон Бисмарк

О́тто фон Би́смарк (нем. Otto von Bismarck; 1 апреля 1815 — 30 июля 1898) — германский государственный деятель, князь, министр-президент Пруссии, первый канцлер Германской империи (второго рейха), прозванный «Железным канцлером».

Отто фон Бисмарк
Otto von Bismarck
Отто фон Бисмарк
Флаг
1-й канцлер Германской империи
Флаг
1871 — 1890
Монарх: Вильгельм I
Фридрих III
Вильгельм II
Предшественник:
Преемник: Лео фон Каприви
 
Образование: Берлинский университет
Национальность: немец
Рождение: 1 апреля 1815
Шёнгаузен
Смерть: 30 июля 1898
Похоронен: Фридрихсру
Имя при рождении: Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк
Отец: Фердинанд Бисмарк
Мать: Вильгельмина Менкен
Супруга: Иоганна фон Путкамер
Дети: Мария, Герберт, Вильгельм
 
Автограф: Автограф
 
Награды:

орден Святого Александра Невского

В российской мифологии назначен одним из двух авторов псевдоцитат о России и русских (второй — Уинстон Черчилль).[1]

БиографияEdit

 
Бисмарк, 1836 год

Четвёртый из шести детей Фердинанда Бисмарка и Вильгельмины, урождённой Менкен. Родился в поместье Шёнгаузен неподалёку от Магдебурга, а раннее детство провёл в Книпгофе (Померания).

В 7 лет отправился в Берлин в так называемую школу Пламана, а затем учился в двух берлинских гимназиях — Фридриха Вильгельма и «У Серого монастыря».

Весной 1832 года приехал в Гёттинген для изучения юриспруденции в Гёттингенском университете. Однако уже в сентябре 1833 года покинул город на реке Лайне, а в мае 1834 года поступил в Берлинский университет.

В 1835 году сдал экзамен, дававший право на прохождение стажа в судебных или административных учреждениях.

В конце июня 1836 года сдал устный экзамен, необходимый для получения должности в административной коллегии города Ахен.

В ноябре 1837 года уехал работать в потсдамскую администрацию.

В марте 1838 года был призван на военную службу.

В 1841 году был произведён в лейтенанты ландвера.

После смерти отца переселился в Шёнгаузен.

В 1846 году был избран заместителем депутата ландтага прусской провинции Саксония.

23 июня 1848 года имел встречу с прусским королём Фридрихом Вильгельмом IV.

Зимой 1849 года незначительным большинством голосов был избран во вторую палату прусского ландтага.

3 февраля 1850 года произнёс свою первую большую речь в прусском ландтаге.

15 июля 1851 года был назначен посланником от Пруссии при Союзном сейме во Франкурте-на-Майне. Работу в Союзном сейме совмещал до осени 1852 года с выполнением обязанностей депутата второй палаты прусского ландтага.

В июне 1852 года был послан в Вену, дабы заменить в качестве временного поверенного в делах заболевшего прусского посланника графа Арнима.

В августе — сентябре 1855 года совершил поездку в Париж, чтобы посетить промышленную выставку. 25 августа на балу в Версале в честь прибывшей в Париж английской королевы Виктории и её мужа был представлен королевской чете.

29 января 1859 года был назначен посланником в России. 29 марта того же года прибыл в Санкт-Петербург, а 1 апреля, в день своего рождения, нанёс первый визит императору Александру II. Однако уже в июне 1859 года тяжело заболел.

18 октября 1861 года присутствовал на коронации Вильгельма I в качестве прусского короля.

В марте 1862 года был награждён орденом св. Александра Невского. В конце апреля 1862 года навсегда покинул Петербург.

В конце сентября 1862 года был назначен на пост министра-президента Прусского королевства с совмещением должности министра иностранных дел.

7 мая 1866 года пережил покушение студента Фердинанда Коген-Блинда, сам задержал покушавшегося и передал его в руки полиции.

14 июля 1867 года был назначен канцлером Северогерманского союза.

21 марта 1871 года получил княжеский титул с правом передачи по наследству к старшему члену его семьи по мужской линии, а в июне получил материальное прибавление к титулу в виде древнего леса Заксенвальд в герцогстве Лауэнбург площадью почти 4 тысячи гектаров.

 
Канцлер Бисмарк

12 мая 1871 года официально вступил в должность имперского канцлера.

В конце 1872 года настоял на своём освобождении от обязанностей министра-президента Пруссии, оставив за собой только должности имперского канцлера и министра иностранных дел и сохранив право участия в заседаниях прусского правительства. Однако уже 9 ноября 1873 года был водворён на прежний пост.

Выступая 5 декабря 1876 года в рейхстаге, заявил, что на Востоке нет такого интереса, который бы стоил «костей [хотя бы] одного померанского мушкетёра».

В сентябре 1880 года занял также пост министра торговли и промышленности.

31 января 1890 года ушёл с поста министра торговли и промышленности, а в марте того же года был принуждён новым кайзером Вильгельмом II подать в отставку окончательно. Через год с небольшим был избран депутатом рейхстага в качестве представителя национал-либералов, однако не только не выступал там, но и не разу не появился.

26 января 1894 года официально помирился с Вильгельмом II, посетив Берлин накануне дня рождения кайзера.

К 80-летию получил телеграмму от ненавистного Вильгельма II, выразившего возмущение решением рейхстага, отклонившего за несколько дней до 1 апреля 1895 года большинством голосов предложение послать поздравление экс-канцлеру.

С осени 1897 года уже не мог ходить и передвигался при помощи кресла-каталки. В декабре того же года принимал Вильгельма II, который уклонился от разговоров на политические темы, нанеся тем самым очередную обиду.

Вечером 30 июля 1898 года умер. По слухам, за несколько часов до смерти выкрикнул в бреду фразу «Исходя из общих государственных интересов, это невозможно!».

Был похоронен в присутствии Вильгельма II, в парке Фридрихсру.

Личная жизнь и родственные связиEdit

 
Бисмарк с супругой

В июле 1847 года Бисмарк женился на Иоганне фон Путкамер. В конце августа 1848 года у них родилась дочь Мария, в декабре 1849 года — сын Герберт, а в августе 1852 года — ещё один сын, Вильгельм.

Правнук Бисмарка — вице-президент антигитлеровского Национального комитета «Свободная Германия», лейтенант люфтваффе граф Г. фон Эйнзидель.[2]

Праправнук Бисмарка, Карл, с 1987 по 1989 год был женат на линчевской актрисе Лоре Хэрринг.[3]

СочиненияEdit

ЦитатыEdit

  • «Если бы я не был непоколебимо верующим христианином, если бы я не имел чудесного фундамента религии, то у вас не было бы такого союзного канцлера»
  • «Ведь почему, если это не божья заповедь, — почему я должен подчиняться этим Гогенцоллернам? Это — швабское семейство, которое ничуть не лучше моего, и мне тогда нет до него никакого дела»
  • «Во время охоты на медведя мне случалось быть одному среди сотен [русских] крестьян, которых я иногда бранил. Они же всегда оставались вежливы, почтительны и совсем не задиристы»
  • «Россия — это пьяный мужик»
  • «Мы не побоимся начать войну с Францией, так как предполагаем, что её не удастся избежать. Войну с Россией мы без необходимости вести не будем, так как у нас нет интересов, удовлетворения которых мы могли бы посредством её добиться… При уверенности, с которой мы предвидим первую, для нас будет необходимо в случае русско-австрийской войны напасть, со своей стороны, на Францию, так что тогда одновременно будут идти восточная война Австрии, Италии, вероятно, Англии и Балканских государств в едином союзе против России, а в Западной Европе — германо-французская война» (22 октября 1887)[4]

Из выступленийEdit

  • «Мы — пруссаки и хотим остаться пруссаками; я знаю, что этими словами я выражаю убеждение прусской армии, убеждение большинства своих соотечественников, и я молю бога, чтобы мы ещё долго оставались пруссаками» (6 сентября 1849)
  • «Не речами и постановлениями большинства решаются великие вопросы времени — в этом была крупная ошибка 1848 и 1849 годов, — а железом и кровью» (30 сентября 1862)
  • «Если бы я мог каждую француженку выдать замуж за настоящего немца, в итоге получилась бы прекрасная порода людей» (март 1872)
  • «Дружба России нам гораздо важнее, чем дружба Болгарии и дружба всех друзей Болгарии, которых мы имеем здесь у себя в стране» (11 января 1887)
  • «Мы, немцы, боимся бога, но больше ничего в целом свете; и именно богобоязненность заставляет нас любить и поддерживать мир» (6 февраля 1888)
  • «Господь установил во всех своих творениях двойственность мужского и женского начал, и в Европе ситуация абсолютно та же. … Если происходит смешение, германское начало при наличии терпения и выдержки становится ведущим элементом, как мужчина в браке.[5] Я не хочу обидеть славян… но перевес на нашей стороне» (апрель 1895)

Из перепискиEdit

  • «Было бы страшно, если бы мы искали перед надвигающейся бурей защиту в том, чтобы привязать наш нарядный и приспособленный к длительному плаванию фрегат к старой изъеденной червями австрийской посудине» (15 февраля 1854)
  • «Что мы с первым же выстрелом против России сделаем себя мальчиком для битья на службе у западных держав и должны будем позволить им продиктовать нам мир после того, как вынесем на себе главную ношу войны, — это так же ясно, как арифметический пример» (10 мая 1854)
  • «Почему русские не имеют больше [чем есть] войск в Крыму? Там находится их единственное уязвимое место, а у них даже нет там флота, так что они должны приходить в ужас даже от трёх турецких галер» (13 октября 1854)
  • «Наша внешняя политика дурна, потому что она боязлива» (декабрь 1854)
  • «Наша политика расстраивает меня; на своих же собственных водах мы остаёмся плавником, который бесцельно гоним чужими ветрами, и какими ветрами! Дурными и зловонными! Как же редки люди с собственной волей в такой почтенной нации как наша» (весна 1859)
  • «Император выделяет меня таким манером, который обеспечивает мне положение фамильного посланника, как во времена его отца; я единственный дипломат, имеющий более интимный доступ к его персоне» (1 июля 1859)
  • «Бейте же поляков, чтобы у них пропала охота к жизни; я полностью сочувствую их положению, но мы не можем, если хотим существовать, делать ничего другого, как истреблять их; волк тоже не виноват в том, что бог его создал таким, какой он есть, и, однако, его за это убивают, если могут» (26 марта 1861)
  • «Я… не настолько самоуверен, чтобы считать, что наш брат может делать историю. Моя задача состоит в том, чтобы наблюдать за её течениями и, как могу, вести среди них мой корабль. Руководить течениями я не в состоянии, ещё менее того — вызывать их» (21 июля 1869)
  • «С добрыми отношениями к России мы должны обходиться с большим вниманием, при любой возможности заботиться о них и избегать любого подозрения, чтобы Россия не могла причислить нас к своим противникам. При любых обстоятельствах… недопустимо, чтобы мы заканчивали… с худшими, чем сейчас, отношениями с Россией» (28 ноября 1870)
  • «Пока я министр, я не дам согласия на профилактическое нападение на Россию, и я также далёк от того, чтобы советовать Австрии совершить его до тех пор, пока она не будет абсолютно уверена в английском содействии» (15 декабря 1887)
  • «Я считаю, что сейчас нам предстоят скорее внутренние битвы, чем внешние войны…» (29 декабря 1889)

Из мемуаровEdit

  • «С Россией у нас никогда не будет необходимости воевать, если только либеральные глупости или династические промахи не извратят положения»
  • «Непосредственная угроза миру между Германией и Россией едва ли возможна иным путём, чем путём искусственного подстрекательства или в результате честолюбия русских или немецких военных… которые желают войны, чтобы отличиться прежде чем слишком состарятся»

Фейковые и приписываемые высказыванияEdit

Цитаты Бисмарка в соцсетях оказались фейковыми

В этом подразделе представлен не имеющий никакого значения текстовый мусор. Можете проходить мимо.

  • «Россия опасна мизерностью своих потребностей».
  • «Превентивная война против России — самоубийство из-за страха смерти».
  • «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет. Но русским можно привить лживые ценности и тогда они победят сами себя».
  • «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах русских».[6]
  • «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас опрадывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».
  • «Он, как всегда, с улыбкой примадонны на устах и с ледяным компрессом на сердце» (о канцлере Российской империи Горчакове).
  • «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России. Для этого нужно лишь найти и взрастить предателей среди элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени».
  • «Никогда не воюйте с русскими. На каждую вашу военную хитрость они ответят непредсказуемой глупостью».
  • «Русские долго запрягают, но быстро едут».[7]
  • «Чиновники — это трутни, пишущие законы, по которым человеку не прожить. Почему у министров жалованье постоянно и независимо от того, хорошо или дурно живётся населению Пруссии? Вот если бы квота жалованья бюрократов колебалась вверх-вниз в зависимости от уровня жизни народа, тогда бы эти дураки меньше писали законов, а больше бы думали».
  • «Как только чиновники станут символом богатства, а законы — символом кары, распад Империи будет необратим».

Отзывы и воспоминания современниковEdit

 
Памятник Бисмарку в Гамбурге

Король Фридрих Вильгельм IV в своё время отвёл кандидатуру Бисмарка в министры, написав на полях списка кандитатов заключение, ставшее известным в двух версиях: «Может быть использован лишь при неограниченном господстве штыка» и «Заядлый реакционер, пахнет кровью, использовать позднее».

Князь В. П. Мещерский был уверен, что «Бисмарк не потерял ни одной минуты даром на своём дипломатическом посту в Петербурге, послужившем ему преддверием и очень полезной школой для его будущей всемирной карьеры».

Известный историк Г. фон Трейчке, превратившийся впоследствии в горячего сторонника Бисмарка, вначале презрительно писал:

…когда я слышу такого пустоголового юнкера, как этот Бисмарк, похваляющимся «железом и кровью», которыми он хочет поработить Германию, то низость этого кажется мне превзойденной только смехотворностью.

Американский посланник Дж. Банкрофт писал о своей беседе с Бисмарком в августе 1867 года:

Речь зашла о расах. Бисмарк заявил, что у него по этому поводу свое собственное мнение — он различает мужские и женские расы. Немцы — это мужская раса, более сильная и способная к умственной работе; к женским расам относятся кельты и славяне.

Бисмарк... готов был пользоваться всякими силами, способными помогать осуществлению его планов. Он был в тесных сношениях с масонами, как [и] входил в сношения с Лассалем и Карлом Марксом. Он делал разные уступки в пользу масонства, так, например, настоял в Берлинском трактате на равноправии евреев в Румынии, несмотря на обращённые к нему просьбы румынского населения не требовать прав для евреев. Но ему приходилось и ссориться с масонством. Однажды он даже выразился: «Легче иметь дело с иезуитами, как людьми рассудительными, чем с франк-масонами». На это влиятельнейший масонский журнал «Баухютте» Финделя отвечал угрозой международной оппозиции лож Англии, Франции и Италии и протестом всех трёх прусских лож и затем всех масонов против политики Бисмарка.

Л. А. Тихомиров. «Религиозно-философские основы истории»

М. Н. Катков ещё в декабре 1870 года писал:

Немецкие патриоты думают, что с победами бисмаркизма начинается для Германии эпоха господства и преобладания. Увы! Не есть ли это скорее начало конца? Не есть ли это знаменье грядущей эпохи, когда другие займут вершины истории?

Кронпринц Фридрих, вторя Каткову, записал в дневнике 31 декабря 1870 года:

Скоро станет всем ясно, что нас не любят и не уважают, лишь боятся. Нас считают способными на любое злодеяние, и недоверие все растет и растет. Дело не только в этой войне, а в том, куда завела нас открытая Бисмарком и введенная в оборот доктрина «железа и крови»… Кому нужна вся власть, военная слава и блеск, если нас повсюду встречает ненависть и недоверие… Бисмарк сделал нас великими и могущественными, но он отнял у нас наших друзей и доброе участие мира и, наконец, нашу чистую совесть.[8]

Ф. фон Гольштейн писал в январе 1888 года:

Здесь, собственно, все за войну [с Россией], и лишь его светлость делает отчаянные усилия, чтобы сохранить мир.

К. Н. Леонтьев писал в конце 1880-х годов:

Мне дорог Бисмарк как явление, как характер, как пример многим, хотя бы и доказано было, что он нам безусловный враг. Мне жалок Гладстон, который употребил силу своего характера и своего ума на то, чтобы сознательно двинуть когда-то великую, своеобразную родину свою как можно дальше по пути всё того же проклятого прогресса, всё той же уравнительной бессмыслицы. Он жалок мне, хотя бы он был тысячу раз друг России.

Е. И. Утин считал:

Строго говоря, у Бисмарка не было даже никакой программы внутренней политики, он не смотрел вдаль, не заглядывал в будущее, не задавался вопросом — по какому пути должна идти Германия, когда не станет его, Бисмарка, основателя немецкой империи.

Ф. Энгельс писал в 1893 году:

…Двадцать семь лет хозяйничанья Бисмарка навлекли на Германию — и не без основания — ненависть всего мира… Бисмарк сумел создать Германии репутацию страны, жаждущей завоеваний… теперь уже никто в Европе не доверяет «честным немцам».

Некоторые киновоплощенияEdit

ИсториографияEdit

Уже в 1966 году насчитывалось более 6 тыс. книг и статей на 15 языках, посвящённых Бисмарку, его эпохе и событиям, с ним связанным.

Интересные фактыEdit

Между двумя ведущими дипломатами России — Горчаковым и Шуваловым — существовала личная неприязнь, мешавшая согласованности действий. Шувалов, рассчитывавший на кресло министра иностранных дел, не уважал и не считался с мнением Горчакова. Он был уверен, что неприязнь канцлера к Бисмарку во многом определила результаты работы Конгресса.[15]

  • И. В. Сталин ещё в 1940 году прочитал первый том русскоязычного издания собрания сочинений Бисмарка и сделал много поправок и замечаний к вводной статье. Издательство задержало публикацию и переделало предисловие и комментарии, учтя все замечания Сталина.[16]
  • В. М. Молотов в Берлине в ноябре 1940 года напомнил слова Бисмарка о необходимости германо-русской дружбы.[17]

Бисмарк и русский языкEdit

Русским языком Бисмарк продолжал пользоваться на протяжении всей своей политической карьеры. Русские словечки то и дело проскальзывают в его письмах.

Но любимым словом «железного канцлера» стало русское «ничего». Он восхищался его нюансированность, многозначностью и часто использовал в частной переписке, например, так: «Alles ничего».

Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!».[18]

ПримечанияEdit

  1.  Холмогоров Е. С. «Бисмарк о России» // LiveJournal.com : Запись в сетевом дневнике. — 13 декабря 2013.
  2. Вопросы истории. — 1995. — № 3. — С. 169.
  3. Не только Меган: 8 знаменитостей, которые вышли замуж за принцев и аристократов
  4. Характерно заблуждение Бисмарка, который полагал, что Германия и Россия каким-то непонятным образом воздержатся от непосредственных военных столкновений между собой. Как известно, Первая мировая война пошла совсем не по такому сценарию, и Россия, схватившись с Австро-Венгрией, воевала и с Германией. А Великобритания с Италией и, тем более, некоторые балканские государства оказались, пусть даже формально, союзниками России.
  5. Это также весьма спорное заявление. Есть куча браков, в которых мужчина является подкаблучником.
  6. Единственная более-менее достоверная цитата в этом подразделе.
  7. Русскую народную поговорку приписали Бисмарку (!).
  8. Цит. по: Виноградов В. Н. 1914 год: быть войне или не быть? // Новая и новейшая история. — 2004. — № 6. — С. 20‒21. Со ссылкой на Н. А. Нарочницкую.
  9. Бисмарк (1940) — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  10. Фильм Бисмарк (1940) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  11. Отставка (1942) — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  12. Фильм Герои Шипки (1954) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  13. Королевский блеск — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  14. Фильм Королевский блеск (1975) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  15. Киняпина Н. С. Александр Михайлович Горчаков // Вопросы истории. — 1997. — № 12. — С. 58.
  16. Медведев Ж. А., Медведев Р. А. Личный архив Сталина — засекречен или ликвидирован? // Вопросы истории. — 2001. — № 3. — С. 36.
  17. Фомин В. Т. Из истории подготовки немецко-фашистской агрессии против СССР // Вопросы истории. — 1966. — № 8. — С. 80.
  18. Чёрно-бурый

См. такжеEdit

СсылкиEdit

Для смехуEdit

Литература и документыEdit

ДополнительноEdit

  • Степанов В. Л. Социальное законодательство О. фон Бисмарка и законы о страховании рабочих в России // Отечественная история. — 1997. — № 2. — С. 59‒73.

НЛП-подобная литератураEdit

  • Баев В. Г., Мещерякова С. В. Процесс становления политической личности: опыт германского канцлера Отто фон Бисмарка // Вопросы истории. — 2021. — № 11. — Вып. 3. — С. 166‒177.
Предшественник:
Рехсканцлер Германии
18711890
Преемник:
Лео фон Каприви