Open main menu

Классическое толкованиеEdit

  • Философско-политическая концепция и форма государственного устройства, исходящие из приоритета государственных интересов над всеми иными. Теоретические основы изложены автором термина «фашизм» Бенито Муссолини в классическом труде «Доктрина фашизма».

Толкование НМПEdit

  • У еврейских шовинистов: любое национальное движение или любая политическая система, представляющие, по их мнению, евреев, угрозу еврейским интересам.
  • Пример:
    • Национально-освободительное движение палестинского народа — «исламский фашизм».
    • Русское национально-освободительное движение — «русский фашизм».
  • У неруси — любые проявления русских на фоне «среднестатистического фона».
  • Пример:
    • Фашистским объявляется лозунг «Слава России!»

В настоящее время в основных средствах массовой информации РФ, США и Европы термин используется в толковании НМП.

Толкование в Третьем РейхеEdit

«Слово „фашист“ пользовалось особой любовью у критиков в Рейхе. Именно так величали отступников ортодоксальные национал-социалисты. Для них слово имеет конкретный смысл. Существовало две формулы критики неудобных лиц, которых относили к левым, либералам или дремучим консерваторам. Более жестокая и граничащая с доносом в полицию называлась „Черный фронт“ (происходит от одноименного движения Отто Штрассера) и предназначалась для обозначения собственно национал-большевизма, а также вообще национал-революционеров и их разрозненных групп, действовавших на политическом ландшафте где-то между Эрнстом фон Саломоном, крестьянским вождем Клаусом Хаймом и бывшим молодежным лидером Артуром Марауном. Слово „фашизм“ (и только для внутреннего потребления) использовалось более дифференцированно. Оно предназначалось для духовной дискриминации, а не для объявления кого-либо вне закона».[1]

Стадии развития итальянского фашизмаEdit

Итальянский фашизм прошел четыре основных стадии развития.

До 1925 года фашизм представлял собой политическую линию, находящуюся в поисках идеологии. Сам Муссолини был то социалистом, то пацифистом, то интернационалистом, то ястребом войны, то анархистом, но, прежде всего, он был прагматиком.

 
Ганди в Риме ждет встречи с Муссолини. 1931.

С 1925 по 1938 год действовала первая разновидность фашистского государства. Его главным теоретиком был Альфредо Рокко. Он учил, что современное сильное национальное государство в социально-экономическом отношении должно быть привержено идее капитализма и синдикализма, оно должно принудить трудящихся и капиталистов к союзу друг с другом.

На третьей стадии Муссолини попал под влияние Адольфа Гитлера и его национал-социалистического режима. Все большее влияние приобретало антисемитское крыло партии во главе с Фариначчи и Прециози. С 1938 и по 1943 год Муссолини стал жертвой собственных пропагандистских усилий. Он мечтал о завоевательных войнах, войнах для которых требовалось много больше ресурсов, чем могла обеспечить экономика Италии. Он вовлек страну в колониальные войны.

После падения правительства Муссолини и его героического спасения немецкими парашютистами фашистское правительство во главе с Муссолини было воссоздано под бдительным присмотром немцев. Для развития теории оставалось совсем мало времени. Джованни Джентиле был среди конкурентов Рокко в ранние годы муссолиниевского правления. Теперь в рушащемся фашистском государстве и без прямого указания Муссолини Джентиле создавал теорию фашизма. Она была намного более философской, чем все предыдущие попытки и представляла собой философский взгляд на фашизм в чистом виде.[2]


Пальмиро Тольятти в своих знаменитых «Лекциях о фашизме», прочитанных весной 1935 г. в Ленинской школе в Москве итальянским функционерам компартии — борцам против режима Муссолини, делил его на периоды в зависимости от наличия тоталитарных элементов в нем: «… первый период — фашизм до „похода на Рим“, до конца 1922 года; второй период с 1922 по 1925 г., — их можно охарактеризовать как период попытки создания фашистского режима нетоталитарного типа; наконец, третий период охватывает 1925—1930 годы, это период создания тоталитаризма и вступления в величайший экономический кризис».

Ещё в начале своего курса лекций Тольятти объяснял, что «итальянский фашизм не был тоталитарным от рождения, он стал таковым, стал, начиная с того момента, когда решающие силы буржуазии достигли максимального уровня экономического, а значит, и политического объединения… Тоталитаризм есть следствие господства финансового капитала».

Теоретики итальянского фашизмаEdit

Теоретические положенияEdit

«Фашизм, как идея, не поддаётся определению, потому что он проявляется вовне в двух противоположных видах. Вот почему одни определяют его одним способом, другие — прямо противоположным. Одни приклеивают к нему этикетку левого движения, другие — правого».

Серджио Панунцио

Применительно к фашизму Панунцио использует определение «революционный консерватизм».

Общность и свободаEdit

итал. Fascio — пучок, связка, объединение. Общее превыше частного. Отсюда и его концепция свободы.

Основная статья: О фашистской концепции свободы

Отсюда его консерватизм и непримиримость к нетрадиционным способам поведения, самовыражения — как средство неразрушения общинного. По этой причине «фашизмы» всех видов всегда противостояли либерализму.

Коммунизм противостоял либерализму радикально и примитивно, путём ликвидации частной собственности.

Частная собственность и роль капиталаEdit

Здесь фашизм выступает как полный антогонист коммунизма. В противовес коммунизму частная собственность провозглашается фашизмом как одна из основ экономической и социальной организации. Примо де Ривера: «Собственность — это проекция человека на то, чем он владеет. Это один из его естественных атрибутов».

При этом в противовес «либерализму» фашизм разделяет капитал на два вида: производительный и спекулятивный (паразитический) и борется за уничтожение последнего. Будучи источником богатства, создающим, в той же мере, что и труд всеобщее благосостояние, капитал полезен лишь в том случае, если его вложили в производство. И напротив, спекулятивный капитал истощает живые силы индустрии, заставляет частную собственность встать на ложный путь, трансформируя её в анонимное акционерное общество, способствует утрате ею национального чувства, делает её космополитичной (отдаёт её в руки международной, преимущественно еврейской финансовой верхушки), отвлекает деньги от их социального предназначения, заключающегося в том, чтобы способствовать производству.[3]

«Такой капиталист, каким его рисует социалистическая литература, более не существует. Благодаря системе акционерных обществ и акций капитал распространился вширь вплоть до его полного распыления: совладельцы предприятий, ставшие таковыми благодаря приобретению акций, зачастую неисчислимы. Таким образом, капитал становится анонимным, а с ним становятся анонимными к капиталисты. На первый план выдвигается руководитель предприятия, капитан промышленности, творец богатств. Создание богатств выходит за пределы индивидуальных целей и превращается в национальную задачу…»[4]

Признание законности частной собственности, производительного капитала, осуждение капитала спекулятивного — на этих основах зиждется общая позиция фашизма, отвергающая обобществление, перераспределение, раздел имущества и богатства, то есть отвергающая радикальное преобразование социальных отношений.

С того момента, как капитал вложен в производство, он не порождает эксплуатации, так как владельцев предприятий, предпринимателей и промышленников капиталистическая система эксплуатирует наравне с рабочими. И наоборот, спекулятивный и анонимный акционерный капитал ведёт к эксплуатации производителей, кем бы они ни были, и к появлению фиктивной экономики. При рассмотрении вопроса в этой плоскости фашизм сводится к идее единства интересов предпринимателей и рабочих, связанных самим процессом производства, в национальном сообществе, защищающимся от внешних паразитов и подавляющим внутренних.[5]

Т.о. здесь фашизм выступает в качестве одной из форм идеологических парадигм «третьего пути» между паразитическим либеральным капитализмом и плановым государственным социализмом.

Классовая борьбаEdit

Так как существует частная собственность, всегда встаёт вопрос классовой борьбы, разрывающей общность нации. В отличии от социализма, тред-юнионизма и синдикализма фашизм не признаёт классовую борьбу в качестве основного фактора развития общества. И чтобы окончательно сгладить классовые противоречия, фашизм предлагает корпоративизм.

КорпоративизмEdit

В концентрированном виде итальянского фашизма основные принципы корпоративного сотрудничества содержались в так называемой «Хартии труда», торжественно провозглашенной 30 апреля 1927 г. В её знаменитых статьях 7 и 9, соответственно указывается, что «корпоративное государство рассматривает частную инициативу в области производства как наиболее действенное и полезное орудие национальных интересов. Так как частная организаций представляет собою функцию, связанную с национальными интересами, организатор должен отвечать перед государством за направление производства». Вместе с тем вмешательство государства в хозяйственную деятельность должно происходить лишь в тех случаях, когда частная инициатива окажется недостаточной или когда этого требуют политические интересы государства. Это вмешательство может осуществляться в форме контроля, указаний или прямого управления предприятием.[6]

Контроль частной собственности, правовые реформыEdit

Частная собственность, помимо всего прочего, является источником обязательств в отношении общества. Поэтому неограниченное пользование частной собственности не всегда законно, и государственный регулятор должен принимать действия ограничивающие частную собственность (см., например: снятие корпоративной вуали).

Злоупотребления со стороны частных интересов и, в особенности, финансового капитала обесчеловечивают частную собственность. Поэтому также необходима частичная экспроприация богатств, нерабочих доходов и центров сосредоточения прибыли в одних руках. А в дальнейшей перспективе — экспроприация акционерной собственности и предприятий с ограниченной ответственностью с передачей прав управления непосредственным владельцам или менеджерам; с акцентом на поддержку развития малого и среднего, в первую очередь семейного, частного бизнеса.

«Внутренний мир общности» установлен. Необходимо его защитить от внешних угроз.

Защита от внешнего мираEdit

Это достигается при помощи:

Под «экономическим национализмом» понимается принцип, что результаты от хозяйственной деятельности своей «общности» должны направляться только на удовлетворение исключительно (Испания, Португалия, Австрия, Франция-Виши, Швеция) потребностей своей «общности» и, иногда (Италия, Германия,[7] Япония),[7] для расширения сфер её влияния. Возможности потребления другой общностью благ, произведённых своим народом, своими ресурсами, не допускается.

Привходящие свойстваEdit

Часто фашизм определяют через не основные его свойства. Так, например, Большая Советская энциклопедия характеризует фашизм шестью признаками и чертами:[8]

  1. Обоснование по расовому признаку превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации.
  2. Нетерпимость и дискриминация по отношению к другим «чужеродным», «враждебным» нациям и национальным меньшинствам.
  3. Отрицание демократии и прав человека.
  4. Насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма.
  5. Утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия.
  6. Милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Здесь БСЭ в большинстве случае не права.

  1. В Италии, до 1938 года (пока Муссолини не объединился с Гитлером) у всех граждан существовали одинаковые права, ряд министерских постов занимали евреи, в Австрии тоже, Салазар всех ярых националистов отправил на каторгу, в Швеции все национальности, кроме кочующих (цыган и татар) были равны.
  2. Да, в тех случаях, если происходит угроза из внешнего мира.
  3. Демократия в смысле либерализма не существовала (как правило, со временем «высокие идеи» вырождались в бюрократический централизм), права существовали; в Швеции были полные права и демократия, в Австрии и Португалии существовали полные права и корпоративная демократия, если только гражданин не выступал против режима.
  4. Да так.
  5. Да так, даже в Швеции активных противников «общего дома», — коммунистов, сажали в тюрьмы.
  6. Только в Германии, Италии и Японии.[7]

См. такжеEdit

См. также в других словарях Традиции

СсылкиEdit


  1. МОЛЕР Армин. ФАШИЗМ КАК СТИЛЬ. Перевод с немецкого А. Барсукова. — Новгород: «Толерантность», 2007. — 56 с., илл.
  2. Джеймс Б. Вискер. Итальянский фашизм: опыт интерпретации // The Journal for Historical Review 1983 № 4.
  3. Таким же было учение национал-социалиста Федера о «созидательном» и «рваческом» капитале, в котором рассматривалось соотношение между различными формами прибавочной стоимости. К «созидательному» капиталу Федер относил функционирующий промышленный капитал немецких (арийских) предпринимателей, к «рваческому» — ссудный капитал, отождествляемый с денежным имуществом рантье еврейского происхождения. Прибыль первого рассматривалась как продукт предпринимательского труда и «созидания», а ссудный процент — как результат эксплуатации немецкого народа еврейскими банкирами.
  4. Mussolini B. Scritti e discorsi. Milano, 1934. Vol. 6. P. 231.
  5. Р.Бурдерон. Фашизм: идеология и практика. Серия: Критика буржуазной идеологии и ревизионизма. Москва. «Прогресс». 1983
  6. Цит. по: Сандомирский Г. Теория и практика европейского фашизма. М.; Л., 1929. С. 115.
  7. а б в Германский нацизм и японский империализм здесь также учтены, как «фашистские», так как удовлетворяют общим «Теоретическим положениям»
  8. Антифашизм