Александра Фёдоровна (императрица, жена Николая II)

Императрица Александра Фёдоровна

Портрет императрицы Александры Фёдоровны в парадном придворном костюме
Имя при рождении:
Алиса Виктория Елена Луиза Беатрис Гессен-Дармштадтская


Гражданство:
Флаг России Россия
Национальность:
немка
Род:
Романовы
Людвиг IV Гессенский и Рейнский ═══ Алиса Гессенская и Рейнская
The query description has an empty condition.
The query description has an empty condition.
The query description has an empty condition.
Дата рождения:
25 мая (6 июня)  1872
Место рождения:
Дармштадт (Гессен)
Дата смерти:
17 июля  1918
Место смерти:
Екатеринбург

Прославление:

Титулы:
Страстотерпица



Дата канонизации:
2000
Место канонизации:
Москва
Канонизирован:
Поместный Собор Русской Церкви 2000 года





















Алекса́ндра Фёдоровна (25 мая [6 июня1872 — 17 июля 1918) — российская императрица (урождённая принцесса Алиса Виктория Елена Луиза Беатрис Гессен-Дармштадтская), жена императора Николая II (c 1894 года). Своё имя получила в честь своей матери — принцессы Алисы Английской, дочери британской королевы Виктории.

Детство и юностьEdit

Четвёртая дочь (и шестой ребёнок) великого герцога Гессенского и Рейнского Людвига IV и герцогини Алисы. Внучка английской королевы Виктории (а через неё — дальний прямой потомок принцессы Августы Саксен-Готской, троюродной сестры российской императрицы Екатерины II).

 
Дочь королевы Виктории - Алиса Великобританская, 1861 г. Художник Франц Ксавер Винтергальтер. Источник: yandex.ru/images/

Родилась в Дармштадте (Гессен), в день третьего обретения главы Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.[1]

После смерти матери воспитанием Алисы занималась её бабушка — королева Великобритании Виктория, которая души нечаяла в своей младшей внучке. Алиса отличалась необыкновенной красотой и многие просили её руки.

В мае 1884 года приехала на свадьбу к своей сестре, Великой княгине Елизавете Фёдоровне, супруге Великого князя Сергея Александровича. Здесь она познакомилась с наследником российского престола, Николаем Александровичем.

Ещё одна из сестёр Алисы Гессенской — Ирена — вышла замуж за за принца Генриха Прусского — брата германского кайзера Вильгельма II.

БракосочетаниеEdit

21 октября (2 ноября) 1894 года (на следующий день после смерти императора Александра III) перешла из лютеранства в православие, приняв русское имя, а уже 14 (26) ноября сочеталась браком с новым императором России Николаем II.

В дневнике Николай записал: «14-го ноября. Понедельник.
День моей свадьбы! После общего кофе пошли одеваться: я надел гусарскую форму и в 11 1/2 поехал с Мишей в Зимний. По всему Невскому стояли войска для проезда Мама с Аликс. Пока совершался её туалет в Малахитовой, мы все ждали в Арабской комнате. В 10 мин. первого начался выход в большую церковь, откуда я вернулся женатым человеком! Шаферами у меня были: Миша, Джоржи, Кирилл и Сергей. В Малахитовой нам поднесли громадного серебряного лебедя от семейства. Переодевшись, Аликс села со мною в карету с русскою упряжью с форейтором, и мы поехали в Казанский собор. Народу на улицах было пропасть — едва могли проехать! По приезде в Аничков на дворе встретил почёт, кар. от её Л.Тв. Уланского п. Мама ждала с хлебом-солью в наших комнатах. Сидели весь вечер и отвечали на телеграммы. Обедали в 8 ч. Завалились спать рано, т. к. у неё сильно разболелась голова!».[2].
 
Николай II и Александра Фёдоровна.

В браке имела четырёх дочерей: Ольгу (род. 3 ноября 1895), Татьяну (род. 29 мая 1897), Марию (род. 24 июня 1899), Анастасию (род. 5 июня 1901) и сына цесаревича Алексея (род. 30 июля 1904).

 
Семья Николая II

Считала старцем и Другом своей семьи сибирского крестьянина Г. Е. Распутина-Нового.

Была убита вместе со всей семьёй в 1918 году в Екатеринбурге. В 1981 году была причислена к лику святых Русской православной церковью заграницей, а в 2000 году и Московским Патриархатом.

Когда её канонизировали, стала Царицей Александрой Новой, поскольку уже была среди святых Царица Александра.[3]

ОбязанностиEdit

Императрица Александра была шефом полков: лейб-гвардии Уланского Имени Её Величества, 5-го гусарского Александрийского, 21-го Восточно-Сибирского стрелкового и Крымского конного, а из числа иностранных — Прусского 2-го гвардейского драгунского полка. Также императрица занималась благотворительной деятельностью. К началу 1909 года под её покровительством состояло 33 благотворительных общества, общин сестёр милосердия, убежищ, приютов и тому подобных учреждений, среди которых: Комитет по приисканию мест воинским чинам, пострадавшим на войне с Японией, Дом призрения для увечных воинов, Императорское женское патриотическое общество, Попечительство о трудовой помощи, школа нянь Её Величества в Царском Селе, Петергофское общество вспомоществования бедным, Общество помощи одеждой бедным Санкт-Петербурга, Братство во имя Царицы Небесной для призрения детей-идиотов и эпилептиков, Александрийский приют для женщин и другие.

Оценки современниковEdit

Балерина M. Ф. Кшесинская, бывшая, по бытовавшим тогда в высшем обществе слухам, любовницей цесаревича Николая в 1892—1894 годах, писала в её мемуарах: «Мнения могут расходиться на счёт роли, сыгранной Императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней Наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга».[4].

Граф С. Ю. Витте, не любивший императрицы, бывший Председателем Совета министров Российской империи (1905—1906) писал, что Николай II: «женился на хорошей женщине, но на женщине совсем ненормальной и забравшей его в руки, что было нетрудно при его безвольности. Таким образом, императрица не только не уравновесила его недостатки, но напротив того в значительной степени их усугубила, и её ненормальность начала отражаться в ненормальности некоторых действий её августейшего супруга. Вследствие такого положения вещей с первых же годов царствования императора Николая II начались шатания то в одну, то в другую сторону и проявления различных авантюр. В общем же направление было не в смысле прогресса, а в сторону регресса; не в сторону начал царствования императора Александра II, а в сторону начал царствования императора Александра III, начал выдвинутых убийством императора Александра II и смутою, от которых император Александр III сам в последние годы начал постепенно отходить».[5].

Отношения с обществомEdit

Александре Фёдоровне при жизни не удалось стать популярной в своём новом отечестве, особенно в высшем обществе. Императрица-мать Мария Фёдоровна была принципиально против брака сына с германской принцессой, и это наряду с рядом других внешних обстоятельств в соединении с болезненной застенчивостью молодой императрицы сразу же отразилось на отношении к ней всего русского двора.

 
Александра Фёдоровна в русском платье в дни торжеств 300-летия Дома Романовых. ГА РФ. Ф. 640. Оп. 3. Д. 37. Л. 11. № 19. Фотография на паспарту. Фотография сделана в фотоателье «Boissonnas & Eggler». Из Центрархива.

В материалах ЧСК Временного правительства о Распутине прокурор Харьковской судебной палаты Б.Н. Смиттен писал: «Встреченная по приезде в Россию враждебно русским обществом и более чем холодно вдовствующей императрицей (матерью Николая II), она мало-помалу замкнулась в тесном кругу семьи и двух-трёх приближённых».[6].

Как считал бывший в 1916 году начальником канцелярии министра Двора А. А. Мосолов, Мария Фёдоровна, будучи истовой датчанкой, ненавидела немцев, не прощая им аннексии Шлезвига и Голштинии в 1864 году.[7]

Французский посол М. Палеолог, однако, отмечал в 1915 году:

Вот уже несколько раз я слышу, как упрекают императрицу в том, что она сохранила на троне симпатию, предпочтение, глубокую нежность к Германии. Несчастная женщина никаким образом не заслуживает этого обвинения, которое она знает, и которое приводит ее в отчаяние.

Александра Федоровна, родившаяся немкой, никогда не была ею ни умом, ни сердцем. <…> Ее воспитание, ее обучение, ее умственное и моральное образование также были вполне английскими. И теперь еще она — англичанка по своей внешности, по своей осанке, по некоторой непреклонности и пуританизму, по непримиримой и воинствующей строгости ее совести, наконец, по многим своим интимным привычкам. Этим, впрочем, ограничивается все, что проистекает из ее западного происхождения.

Основа ее натуры стала вполне русской. Прежде всего и несмотря на враждебную легенду, которая, как я вижу, возникает вокруг нее, я не сомневаюсь в ее патриотизме. Она любит Россию горячей любовью. И как не быть ей привязанной к этой усыновившей ее родине, которая для нее резюмирует и олицетворяет все ее интересы женщины, супруги, государыни, матери?

Когда она в 1894 г. вступила на трон, было уже известно, что она не любит Германии и особенно Пруссии.[8].

По свидетельству дочери лейб-медика Е. С. Боткина, после зачтения императором манифеста о войне с Германией Александра Фёдоровна плакала от радости.[9] И во время второй англо-бурской войны императрица Александра была, как и русское общество, на стороне буров (хотя и ужасалась потерям среди офицеров у англичан).[10][11]

Кроме императрицы-матери, не взлюбили молодую императрицу и другие родственники Николая II. Если верить свидетельствам её фрейлины А.А. Вырубовой, то причиной этого было, в частности, следующее:

…Последние годы приезжали маленькие кадеты играть с Наследником. Всем им объясняли осторожно обращаться с Алексеем Николаевичем. Императрица боялась за него и редко приглашала к нему его двоюродных братьев, резвых и грубых мальчиков. Конечно, родные за это сердились.[12]

В тяжёлое для России время, когда шла мировая война, высшее общество развлекалось новым и весьма интересным занятием — распусканием всевозможных сплетен про Александру Фёдоровну. Если верить А. А. Вырубовой, то примерно зимой 1915/1916 годов к её сестре Александре Пистолькорс, жене камер-юнкера Высочайшего Двора, как-то прибежала возбуждённая госпожа Марианна фон Дерфельден (её свояченица) со словами:

Сегодня мы распускаем слухи на заводах, что Императрица спаивает Государя, и все этому верят.[13]

Прочие враги Александры Фёдоровны не стеснялись впоследствии и излагать свои сокровенные мысли на бумаге. Так, её «тёзка» А.Ф. Керенский писал в мемуарах:

… кто бы мог предугадать, что искрящейся радостью принцессе, «виндзорскому солнечному лучику», как ласково называл ее Николай II, суждено стать мрачной русской царицей, фанатичной приверженицей православной церкви.[14]

Причина вражды по отношению к императрице не составляла загадки для Н. Н. Тихановича-Савицкого (лидера Астраханской народной монархической партии), который писал Николаю II:

Государь! План интриги ясен: пороча Царицу и указывая, что все дурное идет от неё, внушают этим населению, что Ты слаб, а значит, надо управление страной взять от Тебя и передать Думе.[15]

Либералы приписывали императрице германофильские симпатии и называла её главой германофильской придворной группировки. Во время первой мировой войны считали тайной сторонницей сепаратного мира с Германией. Эти утверждения после Октябрьской революции 1917 г. попали даже на страницы фундаментальных исторических исследований. Только лишь в 1960‒1970 гг. этот вывод начал постепенно пересматриваться исследователями (см.: монографии В.А.Емеца, В.С. Васюкова, В.С. Дякина, Г.З. Иоффе).

Вот что пишет, например, исследователь В.С. Дякин: "Чем более критическим становилось внутриполитическое положение царизма, тем острее должен был становиться для крайне правых кругов вопрос о целесообразности продолжения войны. Крайне правые всегда тяготели к Германии, видя в ней оплот монархического принципа. После того, как «прогрессивный блок» потребовал создания «министерства доверия» и выдвинул программу буржуазных реформ, вопрос - «стоит ли продолжать войну», ибо неизвестно, что хуже: «победа Германии или... победа Милюкова» - приобрёл для части правых особую актуальность. К этому прибавлялась усталость от войны, сознание невозможности выиграть её и раздражение против Англии, действия которой не свидетельствовали о верности союзническим обязательствам. Подобные настроения усиливались не только в правых кругах. Даже на кадетском съезде в феврале 1916 г. один из делегатов выражал сомнение в правильности лозунга войны до победного конца, а проф. Д.Д. Гримм тогда же говорил, что война проиграна и надо думать о мире. Но наибольшее тяготение к миру должны были, естественно, испытывать представители крайней реакции, для которых продолжение войны означало угрозу сохранению полусамодержавного режима.

Между тем, Николай II и официальные правительственные круги не только не предпринимали каких-либо шагов к выходу из войны, но и отвергали предложения о сепаратном мире, исходившие от германской стороны... В том же направлении действовала и уже упоминавшаяся вера Николая II в успех весеннего наступления.

В этой ситуации правые элементы камарильи прибегли к самостоятельным действиям за спиной официальной дипломатии. В ходе переговоров, которые с ведома Штюрмера вёл в мае 1916 г. в Стокгольме с германским промышленником Г. Стиннесом известный журналист, близкий к банковским кругам, И.И. Колышко, обсуждались возможные условия сепаратного мира и причины, затрудняющие его заключение. В числе этих причин Колышко назвал и позицию Николая II.[16]. Хотя каких-либо документальных свидетельств тому не сохранилось, видимо, контакты сторонников сепаратного мира в России с германскими правительственными кругами сохранялись,[17] и в середине февраля 1917 г. тот же Колышко оказался в Копенгагене, имея в виду встретиться с М. Эрцбергером, уже ранее поддерживавшим связи с какими-то «видными чиновниками» в Петрограде.[18].

Одновременно прилагались усилия воздействовать на Николая II, чья приверженность идее войны до победного конца была известна и союзным дипломатам, и лидерам крайне правых. По его собственным показаниям трижды разговаривал с Николаем II о войне Н. Маклаков, считавший, что война «не пойдёт ни коим образом - ни с Думой, ни с чем». В декабре 1916 г. Протопопов предложил Николаю II заявить союзникам, что Россия не в состоянии больше вести войну и, если не будет заключен общий мир, она через несколько месяцев вынуждена будет выйти из войны одна. По утверждению Протопопова Николай II согласился с его предложением.[19]. Из рассказа Протопопова особенно ясно вытекает, что до декабря 1916 г. Николай II не имел в виду окончания войны до разгрома Германии, а в декабре речь шла ещё не о сепаратном мире, а о действиях вместе с союзниками. Курс на сепаратные переговоры мог быть взят им (если он вообще имел место) лишь какое-то время спустя.

Представляется слишком категоричным и мнение А.В. Игнатьева, будто Распутин и Александра Федоровна перешли в декабре «в лагерь сторонников скорейшего мира». Приводимые в подтверждение этой точки зрения разговоры в окружении царицы и Распутина о предстоящем заключении мира естественнее считать отголоском плана Протопопова, который, как признаёт и А.В. Игнатьев, не был приведён в исполнение. Упоминаемые же А.В. Игнатьевым предположения гессен-дармштадтских государственных деятелей, будто в 1917 г. и Николай II стал проявлять склонность к сепаратному соглашению с Германией, слишком неопределённы, чтобы на них можно было опираться.[20]. Поэтому, как бы ни оценивать достоверность сведений о предложениях сепаратного мира, поступивших, якобы, из России в феврале 1917 г., они могли быть только продолжением зондажа русских сторонников такого мира, по-прежнему действовавших без ведома Николая II. [21].

Подталкивая царизм к государственному перевороту и сепаратному миру, крайне правые не могли предложить ему реальной поддержки, поскольку по их же собственным признаниям их организации находились «в состоянии летаргии» и «прозябали».[22]. Постоянные склоки черносотенных групп дополнялись соперничеством Щегловитова, Маклакова и Протопопова, претендовавших на роль главного спасителя монархии и стремившихся объединить черносотенные организации вокруг себя".[23].

Немецкие родственники искали по своей инициативе подходы к заключению сепаратного мира и зондировали ситуацию. Об этом свидетельствует сама императрица: "17 апреля 1915 г. «Я получила длинное милое письмо от Эрни, я тебе его покажу по твоём возвращении. Он пишет: «Если кто-нибудь может понять его (тебя) и знает, что он переживает,— то это я» и крепко тебя целует. Он стремится найти выход из этой дилеммы и полагает, что кто-нибудь должен был бы начать строить мост для переговоров. У него возник план послать частным образом доверенное лицо в Стокгольм, которое встретилось бы там с человеком, посланным от тебя (частным образом), и они могли бы помочь уладить многие временные затруднения. План его основан на том, что в Германии нет настоящей ненависти к России; Эрни послал уже туда к 28-му (2 дня тому назад, а я узнала об этом только сегодня) одно лицо, которое может пробыть там только неделю. Я немедленно написала ответ (всё через Дэзи) и послала этому господину, сказав ему, что ты ещё не возвратился, и чтобы он не ждал, и что хотя все и жаждут мира, но время пока ещё не настало.

Я хотела покончить с этим делом до твоего возвращения, т. к. знала, что тебе это было бы неприятно. В. (кайзер Вильгельм), конечно, ничего об этом не знает. Эрни пишет, что они твёрдой стеной стоят во Франции и, по словам его друзей, также на юге и в Карпатах... Всё письмо очень милое и любящее... Оно меня обрадовало, хотя, конечно, вопрос о господине, который там ждёт, а тебя здесь нет, был очень сложным. Эрни будет разочарован».[24].

10 сентября 1915 г. «Я получила милое письмо от Эрни... через баронессу Икскюль... Твоя матушка (вдовствующая императрица Мария Федоровна) её не приняла, и это большая ошибка с её стороны... Эрни много думает о тебе — посылаю тебе его письмо. Он ничего не просит, он только полон любви к нам».[25].

ЦитатыEdit

  • «Если мы дадим преследовать нашего Друга, то мы и наша страна пострадаем за это» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 22 июня 1915 года)
  • «Мне хочется отколотить почти всех министров…» (из письма супругу от 29 августа 1915 года)
  • «Большие скоты, я не могу их иначе назвать» (о Священном Синоде, из письма супругу от 12 сентября 1915 года)
  • «…страна, где Божий человек помогает государю, никогда не погибнет. Это верно» (о Г. Распутине и России, из письма супругу от 5 декабря 1915 года)
  • «Да, я более русская, нежели многие иные, и не стану сидеть спокойно» (из письма супругу от 20 сентября 1916 года)
  • «Почему меня ненавидят? Потому что им известно, что у меня сильная воля и что, когда я убеждена в правоте чего-нибудь (и если меня благословил Гр[игорий]), то я не меняю мнения, и это невыносимо для них» (о своих недругах и о Г. Распутине, из письма супругу от 4 декабря 1916 года)
  • «Будь Петром Великим, Иваном Грозным, императором Павлом — сокруши их всех» (из письма супругу от 14 декабря 1916 года)
  • «Почему генералы не позволяют посылать в армию „Р. знамя“ (небольшая патриотическая газета)? Дубровин находит, что это — позор (я согласна), — а читать всякие прокламации им можно? Наши начальники, право, идиоты» (о газете «Русское Знамя» и её издателе-черносотенце, из письма супругу от 15 декабря 1916 года)
  • «Не могу понять людей, которые страшатся умереть. Я всегда смотрела на смерть как на избавление от земных страданий» (из разговора с подругой Юлией Ден 18 декабря 1916 года)
  • «Я предпочитаю умереть в России, чем быть спасённой немцами» (из разговора в заключении, март 1918 года)[26]

В культуреEdit

ПоэзияEdit

Некоторые киновоплощения[27]Edit

МузыкаEdit

Жила любовью просто, молитвенно и скромно —
Я перед целым миром сказать не побоюсь —
Царица Александра архангелам подобна,
Что для времён последних вымаливают Русь

ГалереяEdit

Императоры Всероссийские,
Романовы
Гольштейн-Готторпская ветвь (после Петра III)
Пётр III
Екатерина II
Дети
   Павел I
Павел I
Мария Фёдоровна
Дети
    Александр I
    Константин Павлович
    Александра Павловна
    Екатерина Павловна
    Елена Павловна
    Мария Павловна
    Ольга Павловна
    Анна Павловна
    Николай I
    Михаил Павлович
Александр I
Елизавета Алексеевна
Николай I
Александра Фёдоровна
Дети
    Александр II
    Мария Николаевна
    Ольга Николаевна
    Александра Николаевна
    Константин Николаевич
    Николай Николаевич
    Михаил Николаевич
Александр II
Мария Александровна
Дети
    Александра Александровна
    Николай Александрович
    Александр III
    Мария Александровна (великая княжна)
    Владимир Александрович
    Алексей Александрович
    Сергей Александрович
    Павел Александрович
Александр III
Мария Фёдоровна
Дети
    Николай II
    Александр Александрович
    Георгий Александрович
    Ксения Александровна
    Михаил Александрович
    Ольга Александровна
Николай II
Александра Фёдоровна
Дети
    Ольга Николаевна
    Татьяна Николаевна
    Мария Николаевна
    Анастасия Николаевна
    Алексей Николаевич
 
Императрица Александра Фёдоровна
 
Императрица Александра Фёдоровна

Интересные фактыEdit

  • Ряд мемуаристов и исследователей мимоходом, как о чём-то общеизвестном, сообщают, что Александра Фёдоровна имела, по утверждению одного из них, степень «доктора философии Кэмбриджского университета», по утверждению другого, окончила «курс философии в Оксфорде», а по утверждению третьего, «прослушала курс лекций по философии и была удостоена степени доктора философии Гейдельбергского университета», что вызывает обоснованные сомнения о таких фактах в её биографии вообще.[29]. Первым о научной степени императрицы написал в воспоминаниях князь Ф.Ф. Юсупов.
  • По мнению дипломата М. В. Майорова, Александра Фёдоровна не только не стремилась из пронемецких симпатий склонить супруга к сепаратному миру с Германией, как это ей обычно приписывается, а напротив, сыграла «пагубную роль в намерении Николая II вести „войну до победного конца“», при этом даже «не обращая внимания на колоссальные людские потери русской армии».[30]

ПримечанияEdit

  1. http://days.pravoslavie.ru/Days/20080525.htm
  2. Дневники императора Николая II. М.: 1992. С. 48.
  3. «Распутин: жизнь после смерти» // Благовест. — 12 декабря 2003.
  4. Кшесинская М. Ф. Воспоминания. М.: АРТ, 1992. С. 38.
  5. Витте С. Ю. Царствование Николая Второго. // Том 2. Глава 45. М.: 1960. C. 290.
  6. Гребельский П.Х., Мирвис А.Б. Дом Романовых, Л.: 1990. Ч. II. С. 10.
  7. Мосолов А. А. При дворе последнего императора. Записки начальника канцелярии министра двора. — СПб.: Наука (С.-Петербургское отделение), 1992. — С. 91. ISBN 5-02-028153-0
  8. Глава X // Палеолог М. Царская Россия во время мировой войны / Пер. с фр. 2-е изд. М.: Международные отношения, 1991. С. 144—145. ISBN 5-7133-0378-0.
  9. Мельник (Боткина) Т. Воспоминания о царской семье и ее жизни до и после революции. — М.: Анкор, 1993. — С. 32. ISBN 5-85664-002-0-2
  10. Россия и Африка. Документы и материалы. XVIII в.—1960 г. — М.: ИВИ РАН, 1999. — Т. 1. XVIII в. — 1917 г. — С. 153. ISBN 5-201-00526-8
  11. Давидсон А.Б., Филатова И.И. Англо-бурская война и Россия // Новая и новейшая история. — 2000. — № 1. — С. 43.
  12. Глава 6 // Танеева (Вырубова) А. А. Страницы моей жизни / С пред. Ю. Ю. Рассулина. — М.: Благо, 2000. — С. 72.
  13. Глава 10 // Танеева (Вырубова) А. А. Страницы моей жизни / С пред. Ю. Ю. Рассулина. — М.: Благо, 2000. — С. 105—106.
  14. Цит. по: Вопросы истории. — 1990. — № 10. — С. 122.
  15. «Торопись, Государь, торопись, или война будет проиграна». Документы о деятельности Астраханской народной монархической партии. 1915—1916 гг. / Публ. В.В. Ишина // Исторический архив. — 2004. — № 3. — С. 171.
  16. Ганелин Р.Ш. Сторонники сепаратного мира с Германией в царской России. - В кн.: Проблемы истории международных отношений. Л., 1972. С. 140-143, 147-149; Игнатьев А.В. Внешняя политика Временного правительства. М., 1972. С. 48-49.
  17. L'Allemagne et les problèmes de la paix pendant la Première guerre mondiale. Document extraits des archives de l'Office allemand des Affaires etrangères. Paris, 1966, II Р. 31.
  18. Эрцбергер М. Германия и Антанта. М.; Пг., 1923. С. 202-203.
  19. Голос минувшего на чужой стороне. 1926, № 2. С. 169.
  20. Заявление Керенского, будто он имеет в руках документ, доказывающий намерение царизма заключить 2/15 марта 1917 г. сепаратный мир, явно нельзя принимать всерьёз. Если бы переговоры зашли так далеко, что уже была известна дата их завершения, не было бы необходимости в зондирующих шагах, только планировавшихся в конце февраля германской дипломатией.
  21. Германский историк Г. фон Раух, статья которого явилась для советских исследователей, верящих в реальность таких предложений, источником новых аргументов в пользу их точки зрения, одновременно отвергает, как недостоверный, рассказ бывшего австрийского министра иностранных дел О. Чернина, служивший до сих пор их главной опорой (см.: Rauch, von G. Russische Friedensfühler 1916/1917? - In: Internationale Recht und Diplomatie. 1965, Köhln S. 67-68).
  22. Блок А.А. Указ. соч. С. 130.
  23. Кризис самодержавия в России. 1895-1917. Л., 1984. С. 630-632.
  24. Переписка Романовых. Т. 3. М.— Пг,, 1923. С. 174.
  25. Там же. С. 331.
  26. Тобольское заключение // Трагическая судьба русской императорской фамилии. Воспоминания бывшего воспитателя Наследника Цесаревича Алексея Николаевича Пьера Жильяра
  27. Основная информация взята с: Tsarina Alexandra (Character) // Imdb.com
  28. Распутин — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  29. «Три университета зарубежных, три докторских степени различных…»
  30. Майоров М. В. Историческое прошлое и внешняя политика России // Новая и новейшая история. — 2012. — № 2. — С. 111.

См. такжеEdit

СсылкиEdit

ДокументыEdit

  • Августейшие сёстры милосердия. / Сост. Н.К. Зверева. М.: Вече, 2006. 464 с.: ил. ISBN 5-9533-1529-5. (Отрывки из дневников и писем царицы и её дочерей во время Первой мировой войны).
  • Альбом фотографий Императрицы Александры Федоровны, 1895—1911 гг. // Российский Архив: История Отечества в свидетельствах и документах XVIII—XX вв.: Альманах. М.: Студия ТРИТЭ: Российский Архив, 1992. Т. I—II.
  • Государыня императрица Александра Феодоровна Романова. Дивный свет: Дневниковые записи, переписка, жизнеописание. / Сост. монахиня Нектария (Мак Лиз). Москва: Братство Прп. Германа Аляскинского, ИД Русский Паломник, Валаамское Об-во Америки, 2005. — 656 с. — ISBN 5-98644-001-3.
  • Платонов О. А. Николай Второй в секретной переписке. — М.: Алгоритм, 2005. — 800 с. ISBN 5-9265-0173-3
  • Отчёты о приходе и расходе денежных сумм, поступивших в распоряжение Её Величества Г.И. Александры Федоровны на нужды войны с Японией за 1904—1909 гг.
  • Отчёт о деятельности Склада Её Величества в СПб. за все время его существования, с 1 февраля 1904 г. по 3 мая 1906 г.
  • Отчёт о деятельности Центрального Склада Её Величества в г. Харбине.
  • Переписка Николая и Александры Романовых. М., Л.: Центрархив РСФСР, 1923‒1927. Т. III‒V.

 

  • Письма императрицы Александры Фёдоровны к императору Николаю II. — Берлин: Слово, 1922. (На рус. и англ. яз.).
  • Платонов О. А. Терновый венец России: Николай II в секретной переписке. — М.: Родник, 1996. — 800 с. (Переписка Николая II и его супруги).
  • Последние дневники императрицы Александры Фёдоровны Романовой: Февраль 1917 г. — 16 июля 1918 г. / Сост., ред., предисл., введение и комментарии В.А. Козлова и В.М. Хрусталёва. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1999. 344 с. — (Архив новейшей истории России. Публикации. Выпуск 1 / Федеральная архивная служба России, ГАРФ).

 

  • Скорбный ангел. Царица-мученица Александра Новая в письмах, дневниках и воспоминаниях / Сост. С. В. Фомин. — СПб.: Об-во святителя Василия Великого, 2005. — 894 с. ISBN 5-88060-051-3
  • Цесаревич: Документы, воспоминания, фотографии. — М.: Вагриус, 1998. — 190 с.: ил.

ВоспоминанияEdit

  • Буксгевден С., баронесса. Венценосная мученица. Жизнь и трагедия Александры Феодоровны, императрицы всероссийской / Пер. с англ. Н. Б. Лебедевой. — М.: Русскiй Хронографъ, 2007. — 528 с. ISBN 5-85134-098-3
  • Гурко В. И. Царь и царица. — Париж, 1927. (И другие издания)
  • Ден Ю. А. Подлинная царица: Воспоминания близкой подруги императрицы Александры Фёдоровны. — Санкт-Петербург: Царское Дело, 1999. — 241 с.
  • Жильяр П. Трагическая судьба русской императорской фамилии. — Таллин: Александра, 1991. — 96 с., илл.
  • Мельник-Боткина Т. Е. Воспоминания о царской семье и её жизни до и после революции. — М.: «Анкор», 1993. — ISBN 5-85664-002-0-2.
  • Павлов С. П. Мои воспоминания о царской семье.
  • Царские дети: Сборник. / Сост. Н. К. Бонецкая. — М.: Сретенский монастырь, 2004. — 448 с. — ISBN 5-7533-0268-8. (Воспоминания о жизни последних Романовых М. К. Дитерихса, А. А. Мосолова и других).

Монографии и статьиEdit

  • Боханов А. Н. Святая царица. — М.: Вече, 2006. — 304 c. ISBN 5-9533-1275-X
  • Зимин И. В. Последняя российская императрица Александра Фёдоровна. // Вопросы истории. 2004. № 6. — С. 112—120.
  • Колоницкий Б. И. Слухи об императрице Александре Федоровне и массовая культура (1914—1917) // Вестник истории, литературы, искусства. — Т. 1. — М.: Собрание, Наука, 2005. — С. 362—378. ISBN 5-02-034234-3, ISBN 5-9607-0014-5
  • Крылов-Толстикович А. Н. Последняя императрица. Санни-Аликс-Александра. — М. : Рипол Классик, 2006. — 343 с., ил. — ISBN 5-7905-4300-6.
  • Мэсси Роберт. Николай и Александра. — М.: СП «Культурная инициатива», 1990. — 640 с. — ISBN 5-8159-0630-1

Научно-популярные изданияEdit

  • Савченко П. Государыня Императрица Александра Фёдоровна. Белград, 1939.