Семья Николая Второго

20 октября 1894 г. в Ливадии в возрасте 49 лет умер Александр III. Управление огромной империей перешло в руки наследника, великого князя Николая Александровича... Он провёл детство в Гатчинском дворце, где его воспитанием занимались генерал Г.Г. Данилович, швейцарец Марк Фердинанд Тормейер и англичанин Чарльз Хис... По законоведению лекции наследнику читал обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, по финансовому праву - председатель Комитета министров Н.X. Бунге. Будучи наследником, Николай II почти не привлекался к государственной деятельности. Исключение составляет его председательствование в Комитете по делам Сибирской дороги, где пост вице-председателя занимал тот же Бунге, фактически руководивший работой Комитета. Как и большинство Романовых, Николай II любил военное дело. Он командовал эскадроном лейб-гусарского полка, служил два года офицером в гвардейской конно-артиллерийской бригаде и к моменту вступления на престол в чине полковника числился командиром батальона лейб-гвардии Преображенского полка. Николай II охотно проводил вечера в обществе офицеров-однополчан.[1].

К.П. Победоносцев критично оценивал способности своего ученика: "Он имеет природный ум, проницательность, схватывает то, что слышит, но схватывает значение факта лишь изолированного, без отношения к остальному, без связи с совокупностью других фактов, событий, течений, явлений. На этом мелком одиночном факте или взгляде он останавливается. Это результат воспитания кадетского корпуса да, пожалуй, горничных, окружавших его мать. Широкого, общего взгляда, выработанного обменом мысли, спором, прениями, для него не существует...".[2].

Николай II с семьёй в 1913 году
Цесаревич Николай Александрович и его невеста принцесса Алиса Гессенская после помолвки. Кобург, апрель 1894 г.

Царская семьяEdit

"В апреле 1894 г., когда Александр III был уже тяжело болен, Николай был помолвлен с 22-летней принцессой Алисой, дочерью великого герцога Гессенского, внучкой английской королевы Виктории и сестрой великого герцога Гессен-Дармштадтского Эрнста-Людвига. Невеста прибыла в Россию за полторы недели до кончины Александра III, последовавшей 20 октября. На следующий день, 21-го, она приняла православие с именем Александры Федоровны, а 14 ноября состоялось бракосочетание".[3].

Жена — Александра Фёдоровна (урождённая принцесса Алиса Гессен-Дармштадтская) — его троюродная сестра.

 
Николая Александрович и Александра Фёдоровна вскоре после свадьбы. Санкт-Петербург. 1895 г.
 
Николай и Александра с дочерьми: Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией

Царская семья вела замкнутый образ жизни. Николай II в начале царствования находился под большим влиянием своих родственников, особенно великих князей Александра Александровича, Сергея Александровича и Владимира Александровича.[4]. "Лучше всего царь чувствовал себя в частной жизни. В царской семье одна за другой рождались дочери: в 1895 г. - Ольга, в 1897 г. - Татьяна, в 1899 г. - Мария и в 1901 г. - Анастасия. Ждали наследника престола.

В 1904 г. родился сын Алексей, но оказалось, что он неизлечимо болен гемофилией. Эта наследственная болезнь, которая поражает мужчин, но передается по женской линии, была распространена в английском королевском доме и называлась "викторианской". Семейная трагедия усугубила такие черты характера Александры Федоровны, как истеричность и фанатическая религиозность со склонностью к суевериям, строжайший пуризм".[5].   Семья постоянно проживала с лета 1904 г. в Царском Селе до 31 июля 1917 г., в Александровском дворце, любимой резиденции царской семьи.

 
Семья Николая II. 1906 г.

Во время Первой мировой войны старшие дочери Николая II работали медсёстрами в царскосельском госпитале.

В Александровском дворце царская семья была арестована генералом Л.Г. Корниловым 8 марта 1917 г., на следующий день поездом был доставлен арестованный в царской Ставке в Могилёве Николай II.

"9 марта для него и его семьи началась жизнь под стражей в Царском Селе в условиях постоянно нараставших антимонархических настроений. Пребывание там оказалось прелюдией к затянувшимся странствиям в Тобольск, а оттуда в Екатеринбург. Опасность, угрожавшую ему вследствие стремительного полевения масс, Николай II сознавал еще до приезда в Царское Село. Он просил у Временного правительства разрешения остаться там до выздоровления своих детей, болевших корью, а затем проследовать в порт Романов для отъезда с семьей в Англию... Тем временем протесты революционных организаций против отъезда бывшего царя усиливались и встретили отклик в Англии. Король Георг V, двоюродный брат как Николая II (их матери, датские принцессы, были сестрами), так и Александры Федоровны (её мать и отец короля были детьми королевы Виктории), испугался революционного влияния российских событий и отрицательного отношения английской общественности к приглашению царской семьи. В категорической форме он потребовал от правительства отмены приглашения. Его секретарь писал 6 апреля н. ст. министру иностранных дел лорду А. Д. Бальфуру: "Бьюкенену следует предписать сказать Милюкову, что возражения против приезда сюда императора и императрицы так сильны, что нам следует позволить себе взять назад согласие, ранее данное на предложение русского правительства.. Отказ Англии в приёме бывшего царя с семьей был в апреле-мае даже на руку Временному правительству, опасавшемуся общественного возмущения по поводу отправки их из России, точно так же, как боялся Георг V протестов против их прибытия в Англию. Но к лету Временное правительство повторило запрос, и в июне или начале июля, вспоминал А.Ф. Керенский, Бьюкенен со слезами на глазах сообщил министру иностранных дел об окончательном отказе Англии принять бывшего императора. "Король Георг захлопывает дверь" - так назвали одну из глав своей книги английские авторы, считающие, что это и "решило судьбу Николая II и всей его семьи."[6].

С августа 1917 по апрель (дети до мая) 1918 г. семья была заключена в Тобольске.

В мае 1918 г. была перевезена в Екатеринбург в дом Ипатьева и убита в его подвале в ночь с 16 на 17 июля 1918 г.

В 1981 г. члены семьи причислены к лику святых Русской Православной Церковью За рубежом (РПЦЗ), а в июле 2000 г. и Русской Православной Церковью (РПЦ).

 
Великие Княжны - Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия Николаевны.

С.Ю. Витте и А.Н. Куропаткин о семейной жизни царской четыEdit

«Когда Император Николай II вступил на престол, то от него светлыми лучами исходил, если можно так выразиться, дух благожелательности; он сердечно и искренно желал России, в её целом, всем национальностям, составляющим Россию, всем его подданным счастия и мирного жития, ибо у Императора, несомненно, сердце весьма хорошее, доброе... Во всяком случае, отличительные черты Николая II заключаются в том, что он человек очень добрый и чрезвычайно воспитанный. Я могу сказать, что я в своей жизни не встречал человека более воспитанного, нежели ныне царствующей Император Николай II.

В первые же месяцы своего царствования он женился; свадьба его по случаю траура была без всяких торжеств. После свадьбы, которая совершилась в Зимнем Дворце, он поехал справлять медовый месяц в Царское Село, которое и доныне составляет, можно сказать, его главное местопребывание. До женитьбы он жил в Аничковом Дворце, а после женитьбы, вернувшись из Царского в Петербург, он переехал в Зимний Дворец, где и жил до последних лет злосчастной японской войны и затем смуты, т. е. до апреля 1904 года.

С 1905 года он в Зимнем Дворце больше не живёт и весьма редко туда наезжает, а живёт, преимущественно, как я уже сказал, в Царском Селе; летние же месяцы он проводит в Петергофе или Ливадии, за исключением тех недель, которые он, главным образом в первые годы своего царствования, провёл вне России».[7].

"Александра Федоровна в первые годы царствования почти не говорила по-русски, хотя хорошо понимала русскую речь. В обучении её языку принимал участие сам царь. Вечерами он читал жене "Войну и мир" Л.Н. Толстого, "Тараса Бульбу" Н.В. Гоголя или сочинения Н.К. Шильдера о царствовании Александра I. Николай II шутливо приказал генералу Куропаткину[8][9]</ref> разговаривать с Александрой Федоровной только по-русски. Но когда в декабре 1898 г. Куропаткин попытался обратиться к царице по-русски, она ответила ему по-французски, "что её успехи в русском языке недостаточны, что ей учиться трудно".[10]. Правда, через несколько лет она говорила по-русски уже свободно...

По впечатлениям Куропаткина, Александра Федоровна уже в начале царствования принимала активное участие в решении важных государственных дел и выступала советчицей даже по весьма, казалось бы, далеким от её интересов вопросам. Она оказывала влияние на решения и поступки мужа в различных сферах государственного управления. Об этом свидетельствуют их переписка и воспоминания современников.[11]. Важнее было другое - общий для них обоих строй мышления, с психологической опорой на промысел божий.[12].

Вообще самым близким человеком для Николая II была императрица Александра Федоровна... она пользовалась большим влиянием на Николая II. Оно не сразу приобрело те размеры, какие примет в последние годы царствования; однако это влияние уже определённо проявлялось во многом и в первую очередь в вмешательстве в дела и в выбор людей. Александра Федоровна умела воздействовать на самые чуткие струны в характере и душевном складе своего супруга. Она укрепляла в нём веру в неограниченность принципов самодержавия и не скрывала это от окружающих. В беседе с министром двора Фредериксом императрица заявила: "Mon opinion estquel'Empereure peut faire ce qu'il veut" (Я считаю - император может всё, что он хочет).[13].

Политические взглядыEdit

Николай II как глава государства был человеком совершенно определённых политических позиций... Николай II настаивал на незыблемости сословных привилегий дворянства; он дал отставку министру внутренних дел И.Л. Горемыкину, считая его "либеральным", хотя Горемыкин был человеком консервативным и поддерживал политический курс периода контрреформ. Он проявлял решимость и самостоятельность, когда речь шла о защите самодержавных принципов в политике. В одном из писем, квалифицируя действия министра народного просвещения П.С. Ванновского как "заигрывание с молодёжью", он заявляет: "Этот год как-нибудь перебьемся, а на будущий год надеюсь повернуть дело по-своему".

Главное в политической позиции Николая II - защита принципов самодержавия. Всё, в чём Николай II усматривал возможность ограничения своей власти, вызывало в нём открытую недоброжелательность. "А мне какое дело до общественного мнения?" - говорил не раз Николай II Витте, когда последний имел неосторожность упомянуть об этой силе. "Государь совершенно справедливо считал, - пишет Витте, - что общественное мнение есть мнение "интеллигентов", а что касается его мнения об интеллигентах, то князь Мирский мне говорил, что когда государь ездил по западным губерниям.., то раз за столом кто-то произнёс слово "интеллигент", на что государь заметил: "Как мне противно это слово...".[14]. Когда всё население Финляндии выразило протест против управления наместника царя финляндского генерал-губернатора Н.И. Бобрикова, Николай II приписал это "проискам шведской интеллигенции".[15].

Собственность и земельные наделыEdit

Романовы были крупными помещиками. Во время переписи 1897 г. Николай II назвал себя «землевладельцем» и «хозяином земли русской». Царь был самым богатым человеком в России.

Управление хозяйством императора и царской семьи находилось в ведении Министерства двора. В его составе значительная роль принадлежала Кабинету. По положению 20 ноября 1897 г. в ведение Кабинета были переданы все хозяйственные и финансовые дела министерства.

Кабинету принадлежали значительные территории земель и лесов на Алтае, в Забайкалье и Польше, горные предприятия в Сибири. На Кабинетских землях, являвшихся собственностью короны, взималась феодальная рента. В Кабинет поступали собиравшиеся с населения Сибири, Архангельской и Пермской губернии ясак и оброчная подать.[16].

Царская семья владела огромными территориями удельных земель, виноградниками, охотами, рудниками, промыслами. Удельные владения оценивались в 100 млн. р. золотом. Они служили одним из источников личных доходов царя. Кроме того, на содержание императорской семьи ежегодно ассигновывалось из средств Государственного казначейства около 11 млн. р. Наконец, царь получал проценты с капиталов, находившихся в английских и немецких банках. 200 млн. р. царских денег со времени царствования Александра II хранились в Лондонском банке. Ежегодный личный доход царя достигал 20 млн. р.[17].Примерно в 160 млн. р. оценивались - драгоценности Романовых, приобретённые за 300 лет их царствования. Камеральное отделение Кабинета ведало хранением драгоценностей императорского дома, а также подготовкой приданого для членов императорской фамилии. Великий князь, достигший совершеннолетия, получал ежегодную ренту в 200 тыс. р. Каждому новорожденному императорской крови полагался капитал в размере миллиона рублей. Такая же сумма выдавалась при вступлении в брак каждой из великих княжон.[18].

Большую часть года Николай II жил в Царском Селе в Александровском или Екатерининском дворцах, летом - в Петергофе, в Большом дворце или «Александрии», в Ливадийском дворце в Крыму или проводил время в плавании на яхте «Штандарт».

РодственникиEdit

Круг людей, с которыми император и императрица постоянно общались был очень узок. Это в первую очередь великий князь Сергей Александрович (брат Александра III и дядя Николая II), женатый на родной сестре императрицы - Елизавете Федоровне; в определённые годы великий князь Александр Михайлович (сын великого князя Михаила Николаевича, председателя Государственного совета), женатый на сестре Николая II Ксении; это две черногорские княжны - Милица Николаевна и Анастасия Николаевна, дочери князя Николая Черногорского, подруги императрицы, и их мужья, великие князья Петр Николаевич и Николай Николаевич-младший (сыновья великого князя Николая Николаевича, главнокомандующего в русско-турецкую войну 1877-1878 гг.).

Из всех великих князей самым близким Николаю II был Сергей Александрович, московский генерал-губернатор, с конца 1894 г. член Государственного совета... Ещё наследником Николай служил в Преображенском полку, которым командовал великий князь Сергей Александрович. И впоследствии их связывала общность взглядов. Сергей Александрович был до самой смерти одним из самых влиятельных лиц при царе. Они регулярно и часто переписывались. В дневнике Николая II то и дело фиксируются приезды Сергея Александровича с женой в Петербург, долгие беседы Николая II с дядей.

Через Сергея Александровича шли многие назначения в Государственный совет. По его желанию в 1895 г. Боголепов был назначен попечителем московского учебного округа, а в 1898 г. министром народного просвещения. Он настоял на увольнении в 1897 г. министра двора Воронцова-Дашкова, который обвинил московскую администрацию и полицию в Ходынской катастрофе. С ним Николай II советовался об увольнении Святополка-Мирского и назначении Булыгина еще 13 декабря 1904 года. При его поддержке поднялся Трепов, ставший в период первой революции 1905 г. фактически военным диктатором. Под его личным покровительством находился Зубатов.

После убийства Боголепова он пишет 13 марта 1901 г.: "Твёрдо, круто, сильно нужно вести дело, чтобы не скользить дальше по наклонной плоскости. Полумерами довольствоваться нельзя теперь. Верно, что время есть, но надо действовать, не теряя времени". 25 декабря 1904 г. после падения Порт-Артура он пишет Николаю II: "Умоляю тебя, не поддавайся либеральным веяниям с вызыванием без разбора людей со стороны для совещаний."

Другой близкий Николаю II человек - великий князь Александр Михайлович по молодости лет и положению не мог наставлять императора на "твёрдый" путь, его роль и влияние были иного характера. При покровительстве и содействии Александра Михайловича к Николаю II нашли доступ: Клопов, Безобразов, Абаза.

Александр Михайлович был честолюбивым человеком. Руководствуясь соображениями выгоды, он настоял на выделении Отдела торгового мореплавания из состава министерства финансов и преобразовании его в Главное управление, чтобы взять в свои руки дело и получить пост главноуправляющего (приравнивался к посту министра). При предварительном обсуждении в Государственном совете Соединённые департаменты единогласно отвергли этот проект. Однако в конце 1902 г. по распоряжению Николая II замысел был осуществлен без Государственного совета и совещания с министрами.

С начала 1900-х гг. очень близкими императорской чете становятся две черногорские княжны. В дневнике Николая II, особенно за 1901 - 1903 гг., то и дело мелькают их имена, иногда ежедневно. Прежде всего черногорские княжны использовали своё положение, чтобы добывать деньги из казны для своих мужей и отца. Они также способствовали появлению при русском дворе француза месье Филиппа, с которым познакомились во Франции. По их внушению он был вызван из Лиона в Петербург, представлен Николаю II и императрице... Филипп неоднократно по нескольку месяцев жил в Петербурге, преимущественно в летних резиденциях Милицы Николаевны и Анастасии Николаевны.[19].

См. такжеEdit

СсылкиEdit

ЛитератураEdit

  • Хроника великой дружбы. Царственные Мученики и человек Божий Григорий Распутин-Новый / [Сост. Ю. Рассулин, С. Астахов, Е. Душенова]. СПб.: Царское Дело, 2007. — 600 с. ISBN 5-91102-012-5
  • Экшут С. Николай и Александра: безоглядная любовь на обломках империи//Родина. 2015. № 3. С. 10-19. Размышления историка на полях "Дневников императора Николая II, впервые опубликованных в полном объёме.
  • Капков К.Г. Духовный мир Императора Николая II и его Семьи. Летопись, 2017. 352 с.: ил. ISBN 978-5-9904282-8-7
  • Ордынская И. Святая Царская семья. — М.: Молодая гвардия, 2022. — 399[1] с.: ил. (ЖЗЛ) ISBN 978-5-235-044951

ПримечанияEdit

  1. Кризис самодержавия в России. 1895-1917. Л., 1984. С. 21.
  2. Из дневника А.А. Половцова (1895 - 1900)"//Красный архив. 1931. Кн. 3. С. 131.
  3. Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Николай II//Вопросы истории. 1993. № 2. С. 59.
  4. Кризис самодержавия в России. 1895-1917. С. 22.
  5. Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш. Николай II// Вопросы истории. 1993. № 2. С. 63.
  6. Ананьич Б. В., Ганелин Р. Ш. Николай II// Вопросы истории. 1993. № 2. С. 72.
  7. Витте С.Ю. Царствование Николая Второго. Том 1. Главы 1-12. Берлин: Слово, 1922.
  8. Военный министр генерал-адъютант А.Н. Куропаткин в 1870 - 1880-х гг. был одним из ближайших сотрудников генерала М.Д. Скобелева и проявил себя как образованный, работоспособный и исполнительный начальник штаба. "Скромный рабочий", - писал о нём Киреев. Но как министр (1898 - февраль 1904 г.) он явно оказался не на своём месте: не обладал дальновидностью и широким государственным подходом к политике. Уже будучи командующим сухопутными войсками в Маньчжурии в период русско-японской войны, Куропаткин писал Витте после поражения русских войск под Мукденом, что уверен в победе России, а после уничтожения русской эскадры в Цусимском проливе - что надо продолжать войну
  9. Красный архив". 1926. Кн. 6. С. 76 - 77.
  10. Дневник военного министра А. Н. Куропаткина. Копии 1897-1902 гг. РГВИА. Ф. 165. Оп. 1. Д. 1871. Л. 20, 25, 40.
  11. Николай II. Государственные деятели России глазами современников. СПб.: Издательство Пушкинского Фонда. 1994. 560 с.: ил. ISBN 5-87180-029-7.
  12. Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Николай II//Вопросы истории. 1993. № 2.
  13. Красный архив. 1923. Кн. 3. С. 166.
  14. Витте С.Ю. Воспоминания. Т. 2. М., 1960. С. 328.
  15. Красный архив. 1928. Кн. 2. С. 230.
  16. Жидков Г.П. Кабинетское землевладение (1747-1917 гг.). Новосибирск, 1973. С. 53-59.
  17. Великий князь Александр Михайлович. Книга воспоминаний. Париж, 1933. Т. 2. С. 157-158, 160.
  18. Там же.
  19. Захарова Л.Г. Кризис самодержавия в России накануне революции 1905 года//Вопросы истории. 1972. № 8. С. 124-126.