Михаил Константинович Дитерихс

Михаил Константинович Ди́терихс (5 (17) апреля 1874 — 8 или 9 октября 1937) — российский военачальник. Практически единственный представитель военных верхов Белого движения, открыто выступивший под знамёнами реставрации монархии. Последний на данный момент глава русской государственности на территории России.

Михаил Константинович Дитерихс
Mihail Konstantinovich Diterihs.jpg
Род деятельности: военный
Дата рождения: 17 апреля 1874
Дата смерти: октябрь 1937
Отец: Константин Александрович Детерикс
Супруга: Мария Александровна Повало-Швейковская / Софья Эмильевна Бредова
Дети: Николай, Наталья Полуэктова
Вероисповедание: православный

БиографияEdit

Из прибалтийских дворян шведского происхождения, появившихся в России в годы правления императрицы Анны Иоанновны и состоявших в родстве с Лермонтовыми и Аксаковыми. Потомственный военный, родился в семье офицера, сорок лет прослужившего на Кавказе и дослужившегося до генерала от инфантерии — Константина Александровича Детерикса (Дитерихса).[1]

По окончании в 1894 году Пажеского корпуса был произведён в подпоручики и выпущен в Туркестанскую конно-горную батарею. Окончив в 1900 году Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба, был причислен к Генеральному штабу.

Участник русско-японской войны 19041905 годов в составе 17-го армейского корпуса. Сражался под Ляояном, на реке Шахэ, под Мукденом.

Начальник мобилизационного отделения штаба Киевского военного округа (1910). Легально и нелегально командировался за границу, где подробно изучил укрепления Перемышля, Карпатских перевалов и подступы к Львову.

За успешное выполнение предписаний не раз повышался в звании. К началу Первой мировой войны — полковник. Начальник оперативного отделения сформированного на базе Киевского военного округа штаба 3-й армии (1914). Генерал-квартирмейстер, генерал-квартирмейстер штаба Юго-Западного фронта (апрель 1915). Последнее назначение получил накануне операции в Карпатах, в разработке которой как прекрасно знающий театр военных действий принимал самое непосредственное участие.[2]

В декабре 1915 года был произведён в генерал-майоры. Командующий 2-й Особой бригадой (май 1916), сражавшейся на Салоникском фронте. Был награждён золотым оружием и французским орденом Почётного легиона. После ликвидации фронта — в резерве чинов при штабе Петроградского военного округа (июль 1917).

В августе 1917 года отказался от предложенного ему поста военного министра. Начальник штаба Особой Петроградской армии генерала А. М. Крымова (август 1917). Генерал-квартирмейстер Ставки Верховного главнокомандующего (сентябрь 1917). Временно исправляющий должность начальника штаба Верховного главнокомандующего (начало ноября 1917), которым стал генерал-лейтенант Н. Н. Духонин.

Способствовал смягчению режима находившимся в Быховской тюрьме генералу Л. Г. Корнилову и его сподвижникам. Добился, чтобы внутреннюю охрану арестованных нёс Текинский конный полк (личный конвой Корнилова).

Был назначен в распоряжение главнокомандующего войсками Кавказского фронта, но к месту назначения не выехал, оставшись в Ставке.

Присутствовал у аппарата при начале переговоров большевистских руководителей (Ленина, Сталина и Крыленко) со Ставкой по прямому проводу в ночь на 9 ноября 1917 года, пока не разбудил Духонина.[3] При занятии Могилёва большевиками укрылся во французской военной миссии и, переодевшись во французскую форму, выехал вместе с миссией в Киев, где находилась его семья.

Начальник штаба Отдельного чехословацкого корпуса (19181919). Возглавлял Дальневосточную группу корпуса (около 14 тысяч человек) во Владивостоке (1918); был произведён в генерал-лейтенанты. По поручению Верховного правителя и Верховного главнокомандующего адмирала А. В. Колчака с 17 (30) января 1919 года осуществлял «общее руководство по расследованию и следствию по делам об убийстве на Урале Членов Августейшей Семьи и других Членов Дома Романовых».

Командующий Сибирской армией. С 14 (27) июля 1919 года — главнокомандующий Восточным фронтом с подчинением ему всех войск Сибирской и Западной армий, а также Тюменского и Курганского округов на театре военных действий. В августе 1919 года был назначен военным министром Омского правительства и временно исполняющим должность начальника штаба Верховного главнокомандующего. Организовав сопротивление 5-й армии М. Н. Тухачевского, не дал тому перебросить часть войск против Деникина. В результате размолвки с Колчаком по поводу целесообразности обороны Омска оставил должность. 4 (17) ноября 1919 года был назначен в распоряжение Верховного правителя.

Способствовал получению игуменом Серафимом (Кузнецовым) от Верховного правителя А. В. Колчака разрешения на перевозку гробов Алапаевских мучеников,[4] а также способствовал сохранению и вывозу во Францию документов следствия и вещественных доказательств по делу о цареубийстве.

В декабре 1919 года, находясь во Владивостоке, получил от Колчака, действовавшего под давлением братьев В. Н. и А. Н. Пепеляевых, предложение вновь стать Главнокомандующим, но в качестве условия потребовал отставки Верховного правителя и выезда его за границу, что, разумеется, принято не было.

Во Владивостоке от имени атамана Г. М. Семёнова вёл в июле 1920 года неудачные переговоры с Приморской областной земской управой об образовании буферного государства. Уехав в Харбин, открыл там сапожную мастерскую, в которой сам работал. В 1922 году стал преемником генерал-лейтенанта Г. А. Вержбицкого на посту командующего Забайкальской (Сибирской) колчаковско-каппелевской армией.

Вновь оказавшись в Приморье, выдвинул идею созыва Земского собора, открытие которого состоялось 22 июля 1922 года.

В августе был избран «Верховным правителем Приморья» и «Воеводой земской рати». Сразу же объявил себя диктатором, территорию Приморья — Земским Приамурским краем, а армию — Земской ратью.

17 октября 1922 года издал свой последний указ как правитель. С оставшимися в живых ратниками и беженцами (всего до 9 тысяч человек) перешёл русско-китайскую границу у города Хунчуна в направлении ГиринМукден. Некоторое время с группой офицеров жил в лагере в Гирине.

После предложения китайских властей всем русским высшим начальствующим лицам оставить Гирин переехал в 1923 году в Шанхай. Работал клерком, а позднее главным кассиром во Французско-китайском банке. Занимался благотворительностью. Заботился о сиротских приютах вывезенных им из России детей в Харбине и Шанхае. С помощью супруги открыл в Шанхае в 1933 году институт-школу для русских девочек, пользовавшуюся поддержкой Лиги русских женщин.

Входил в состав Русского национального комитета, объединявшего представителей разных течений русской эмиграции и ведавшего всей жизнью русской колонии в Шанхае. После похищения агентами НКВД председателя РОВСа генерала А. П. Кутепова (январь 1930) объявил себя главой Дальневосточного отдела РОВСа, после чего предыдущий начальник, генерал М. В. Ханжин, живший в Дайрене, немедленно отказался от своего поста, а председатель РОВСа генерал-лейтенант Е. К. Миллер утвердил это назначение.

В 1931 году обратился со специальной листовкой «К белой русской эмиграции всего мира», призвав к борьбе с советской Россией. Свою деятельность перенёс в Харбин, избрав себе помощником генерал-лейтенанта Г. А. Вержбицкого.

С 31 марта 1931 года состоял почётным членом Основного круга диверсионно-террористической организации «Братство Русской Правды».[5]

Незадолго до смерти распорядился о передаче своего экземпляра следственного дела об убийстве царской семьи в центральное управление РОВСа. Однако узнав незадолго до смерти о похищении в Париже (сентябрь 1937) агентами НКВД председателя РОВСа генерал-лейтенанта Е. К. Миллера, изменил своё намерение.

Скончался от туберкулёза.

СемьяEdit

Осенью 1897 года, сразу же после зачисления в Академию Генерального штаба, Дитерихс повенчался с дочерью генерал-лейтенанта А. Н. Повало-Швейковского Марией Александровной. 7 августа 1898 года у них родился сын Николай, а 29 июля 1902 года — дочь Наталья. Наследникам Дитерихса по этой линии суждено было остаться в СССР.[6] В частности, дочь Дитерихса, Наталья Полуэктова, крёстным которой был Великий князь Михаил Александрович, осталась в Советской России, проведя впоследствии 13 лет в лагерях и ссылках.

Брак Дитерихса с Марией Александровной распался, а накануне отправки на Балканы в 1916 году Дитерихс обвенчался с Софьей Эмильевной Бредовой[7] — преподавательницей и воспитательницей Смольного института (скончалась после 1943). Существует свидетельство, что она передала архив мужа своему брату, генерал-майору Фёдору Эмильевичу Бредову (18841959), во Вторую мировую войну сражавшемуся в рядах Русского корпуса и скончавшемуся в Сан-Франциско.

Сестра Дитерихса, Ольга Константиновна, была замужем за сыном писателя Л. Н. Толстого — Андреем Львовичем Толстым. Их дочь, Софья Андреевна Толстая, в течение многих лет была директором музея Л. Н. Толстого Академии наук СССР.[8] Первым супругом племянницы Дитерихса был один из заговорщиков против Г. Распутина — Сергей Михайлович Сухотин, а вторым — поэт Сергей Есенин, знакомый с тем же Распутиным.

Ещё одна сестра Дитерихса, Анна Константиновна, была замужем за В. Г. Чертковым, близким другом Л. Толстого, издателем и редактором его произведений.[9]

СочиненияEdit

ЦитатыEdit

  • «Основание власти — Приморская область,.. уходить из Приморья нельзя. Здесь нам Бог дал этот кусочек земли, чтобы мы могли выдержать экзамен, нам назначенный судьбой и Провидением Божиим, выдержать его в полной мере и доказать, что мы действительно сохранили в себе всю силу интеллигентных русских руководителей» (сентябрь 1922)[10]
  • «Единственной существенной идеей, владевшей, пожалуй, всеми, и объединявшей нас против советской власти, являлась одна маленькая, нечистая и уж во всяком случае не святая идейка: это жалкая идейка мести, ненависти к большевикам. Но такая отрицательная идейка не могла создать прочного и национального братского или государственного объединения, ибо сама по себе несла в себе, как отрицательная, элементы разрушения, раздора, зависти и алчности, что и проявлялось в течение всего пятилетнего периода белого движения. Так было на всех фронтах»[11]

Личность ДитерихсаEdit

Несмотря на или в независимости от своих родственных связей, Дитерихс был достаточно объективно настроен по отношению к Г. Распутину, в отличие от следователя Н. А. Соколова и журналиста Р. Вильтона.[12]

Воспоминания современниковEdit

Журналист Р. Вильтон:

Царское дело распадалось на три части: 1) само убийство, 2) судьба трупов и 3) политическая обстановка. По всем трем пунктам роль М. К. Дитерихса в выяснении истины огромна, в розысках и обнаружении остатков жертв Екатеринбургского убийства его роль оказалась совершенно исключительной, решающей. При всем этом, М. К. Дитерихс нисколько не нарушал полной свободы действий Н. А. Соколова — напротив, он ему во всём оказывал ценнейшее содействие.[13]

Генерал А. С. Лукомский:

Большое воспитательное и благотворительное дело делали генерал Дитерихс и его жена. Они вывезли из Владивостока, кажется, около 50 девочек — русских сирот, родители коих погибли в Сибири и на Дальнем Востоке. В китайской части города, около французской концессии, генерал Дитерихс снял очень дешево большую усадьбу, приспособил ее под жилища и под классы для девочек, устроил церковь и повел большое патриотическое дело, отдавая ему все свое свободное время и все средства, которые он зарабатывал на службе, на почте. Его жена разделяла его работу.[14]

КиновоплощенияEdit

Интересные фактыEdit

  • В указе Дитерихса № 25 от 29 августа 1922 года отсутствовала смертная казнь и предусматривались оригинальные меры воздействия на взятых в плен красных партизан и сочувствующих им крестьян: «отпустить по домам под надзор соответствующих сельских обществ», «уговорить отстать от преступной работы и вернуться к своему мирному очагу», а также традиционное решение — «выслать в пределы Дальневосточной Республики».[17]

ПримечанияEdit

  1. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  2. Изложение ведётся согласно источникам. О какой операции речь — не ясно. В источниках её почему-то именуют Брусиловским прорывом.
  3. 1917. Разложение армии. — М.: Вече, 2010. — С. 446‒447. ISBN 5-9533-5127-0
  4. Фомин С. Алапаевские мученики: убиты и забыты // Русская линия, 15.01.2005
  5. Егоров Н. Дальневосточный отдел диверсионно-террористической организации «Братство Русской Правды» // Проблемы Дальнего Востока. — 2009. — № 4. — С. 138.
  6. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  7. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 37.
  8. Цветков В. Ж. Михаил Константинович Дитерихс // Вопросы истории. — 2013. — № 2. — С. 35.
  9. Друзья и близкие Льва Толстого — Чертков В. Г.
  10. Цит. по: Цветков В. Ж. Белое движение в России. 1917‒1922 годы // Вопросы истории. — 2000. — № 7. — С. 64.
  11. Цит. по: Трукан Г. А. Верховный правитель России // Отечественная история. — 1999. — № 6. — С. 34.
  12. Фомин С. Следствие вели знатоки? // Исторический музей «Наша Эпоха»
  13. Вильтон Р. Последние дни Романовых / Пер. с англ. Князя А. М. Волконского. — Берлин: Град Китеж, 1923.
  14. Цит. по: Вопросы истории. — 2001. — № 11‒12. — С. 85.[1]
  15. Сердце Бонивура (1969) — актеры и съемочная группа // КиноПоиск
  16. Фильм Сердце Бонивура (1969) — актеры и роли // Кино-Театр.РУ
  17. Цветков В. Ж. Репрессивное законодательство белых правительств // Вопросы истории. — 2007. — № 4. — С. 25.

См. такжеEdit

СсылкиEdit

ЛитератураEdit