Текст:Егор Холмогоров:Россия в 1917 году/Революционеры и Германия

Россия в 1917 году


Революционеры и Германия
Автор:
Егор Холмогоров




Содержание

  1. Свержение российской монархии
  2. Установление большевистской диктатуры








Предмет:
Октябрьская революция



Но и деятельности оппозиции, и заговорщических шевелений среди военных было ещё недостаточно для того, чтобы произошёл окончательный взрыв. Этот взрыв обеспечила деятельность классических революционеров, которая была непосредственно связана и скоординирована с германским военным и политическим руководством. На сцене появляется персонаж по имени Александр Гельфанд, носивший партийную кличку Парвус. Это был крупный революционер, уроженец Российской Империи, сделавший карьеру в германской социал-демократической партии. Он был с одной стороны жуликоватым авантюристом, а с другой – человеком громадных практических способностей. Гельфанд заработал огромное состояние как бизнесмен, он как опытный продюсер умел находить среди революционеров настоящих звезд. Именно Парвус первым открыл для немцев Ленина ещё в начале ХХ века и обеспечил ему поддержку выхода газеты «Искра». Потом он точно также нашёл и помог сделать карьеру Троцкому.

С началом мировой войны Парвус стал последовательно проповедовать идею, что к торжеству социализма может привести только победа Германии, и предложил германскому правительству свой план по организации революции в России. Нужно устроить забастовки, которые должны были происходить, с одной стороны, в Петрограде, а, с другой стороны, в Черноморском регионе – Одессе, Николаеве и других городах, на крупнейших верфях, где тогда строились боевые корабли.

На Черном море строились два крупных линкора, одним из которых был «Императрица Мария», который, вскоре после того, как был спущен на воду, при загадочных обстоятельствах был подорван и затоплен в Севастополе.В современных исследованиях достаточно часто приводятся аргументы, позволяющие считать, что со всем этим напрямую была связана агентурная сеть Парвуса.

Немцы выделили Парвусу достаточно крупные средства на финансирование революции в России. Первая попытка была предпринята в январе 1916 года, в годовщину т.н. «кровавого воскресенья», но она не удалась: забастовка в Петрограде началась, но недостаточно широкая. Тогда к следующему году подготовились более основательно.

Парвус установил отношения с виднейшим лидером большевистской фракции социал-демократической партии Ульяновым-Лениным который в тот момент жил в Швейцарии и последовательно пропагандировал идею, что империалистическую войну нужно превратить в войну гражданскую, что нужно всячески способствовать поражению царского правительства. «Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг...», писал он в 1914 году.

«В каждой стране борьба со своим правительством, ведущим империалистическую войну, не должна останавливаться перед возможностью в результате революционной агитации поражения этой страны. Поражение правительственной армии ослабляет данное правительство, способствует освобождению порабощенных им народностей и облегчает гражданскую войну против правящих классов. В применении к России это положение особенно верно».

Разумеется с настолько полезным человеком поддерживали контакты немцы, в частности, через эстонского сепаратиста Александра Кескюлу. Однако первоначально контакты Ленина с немцами были недостаточно активны, потому что он боялся быть скомпрометированным, поэтому денег брал немного и осторожно, через третьи руки.

Парвус предложил Ленину абсолютно стопроцентную рабочую схему: один из тогдашних ближайших соратников Ленина, который практически никогда не упоминался в советской литературе, Якуб Фюрстенберг, носивший псевдоним Ганецкий, стал ближайшим помощником Парвуса в ведении его финансовых дел, которые шли через нейтральные страны – Данию и Швецию. Заработанные деньги переводились Фюрстенбергом-Ганецким большевикам - и самому Ленину немножко, но главная часть – на финансирование революции в России.

Из учебника:

В противоположность «оборонцам» лидер большевиков Ленин занял открыто пораженческую позицию: если народы Европы хотят скорейшего заключения мира, они должны повести против мировой войны «революционную войну» и стремиться к «превращению войны правительств в войну гражданскую». Это означает, говорил Ленин, что социалисты во всех европейских государствах должны желать поражения своих правительств. «Царизм ведёт войну для захвата Галиции и окончательного придушения свободы украинцев, для захвата Армении, Константинополя» - подчеркивал вождь большевиков. И делал вывод: «поражение России при всех условиях представляется наименьшим злом».

В сентябре 1915 г. представители европейских социалистических и революционных организаций, выступавших против войны, собрались в Циммервальде (Швейцария). Большинство участников конференции не поддержали предложение Ленина добиваться «поражения своих правительств». Было принято решение добиваться заключения всеобщего «демократического» мира, т. е. мира на основе отказа по итогам войны от аннексий и контрибуций в чью-либо пользу.

Позиция революционеров-пораженцев рассматривалась властями Германии как чрезвычайно выгодная и они стремились установить с ними контакты и использовать в своих интересах. Германские власти распространяли среди русских военнопленных революционную литературу, в частности издания лидера эсеров В. Чернова. Через эстонского социал-демократа Кескюлу и представителей украинских социалистов-сепаратистов налаживались контакты с Лениным. Немцы печатали и пересылали в Россию полезные с их точки зрения большевистские издания.

Наиболее масштабный план влияния Германии на революционное движение в России составил видный российский и германский социал-демократ А. Гельфанд (псевдоним Парвус), один из лидеров Петросовета в 1905 г. В представленном им германскому министерству иностранных дел меморандуме он предлагал стимулировать забастовочное движение в России, сделать ставку на сепаратизм окраин, в частности Украины. «Объединенные армии и революционное движение в России свергнут этот оплот политической реакции в Европе, разгромят эту чудовищную политическую централизацию, которую представляет собой царская империя» - резюмировал Парвус цели своего плана.

На реализацию его проекта германские власти выделили Парвусу значительные средства, часть которых, через созданные в Дании «Институт изучения причин и последствий мировой войны» и фирмы-посредники, поступила в Россию на нужды революционного движения. Сотрудником института Парвуса и директором фирмы-посредницы становится Якуб Ганецкий, один из ближайших соратников Ленина в эти годы. Связь самого Ленина с Парвусом и Германией в годы войны остается предметом ожесточенных дискуссий среди ученых историков.

Большевики впоследствии всегда приуменьшали свой реальный вклад в февральскую революцию. В большевистской литературе или было в общем виде сказано, что «партия большевиков повела за собой народ», либо же достаточно сильно преуменьшался их вклад, в то время как он был довольно весомым. Но вклад этот был связан как раз с Парвусом и с германским влиянием.

Как отмечает один из крупнейших исследователей февральской революции Георгий Катков: «Петроградские пекари были объединены в довольно сильную большевистскую фракцию. Во время рабочих волнений зимой 1915—16 гг. пекарни играли значительную роль в стачечном движении столицы. Об этом свидетельствует письмо, написанное в первых числах марта 1916 года Павлом Будаевым, членом партии большевиков и петербургского профсоюза пекарей, своему другу, тоже пекарю, в Сибирь. Будаев рассказывает об организованной большевиками забастовке булочных на Выборгской стороне: на Рождество 1915 года полиция требовала, чтобы хлеб продавался в первый день святок, но рабочие пекарен два дня не выходили на работу, и хлеб появился в продаже лишь на третий день. 9 января все заводы бастовали, "подхватив инициативу Выборгской стороны"». Есть все основания полагать, что в результате именно этой деятельности среди пекарей к февралю 1917 года в Петрограде создалась очень странная ситуация: при том, что, в целом, хлеб в городе был и ничем принципиально нормы снабжения не отличались от того, что было до этого, однако во всех рабочих районах образовались огромные очереди из-за нехватки хлеба.

Нехватку хлеба можно было объяснить тем, что до этого Дума ввела вроде бы совершенно благонамеренный, патриотический, но по сути совершенно подрывной закон об установлении твёрдых цен на зерно и на муку, в результате чего крестьянам стало попросту невыгодно везти хлеб на рынок. Однако правительство саботировало эти твёрдые цены за счёт выплат крестьянам премий за довоз хлеба до станции, и хлеб в город пошёл. В итоге правительству пришлось ввести такую вещь как продразвёрстка, совершенно не такая как в ходе гражданской войны у большевиков. Губерниям сообщали, что нужно выделить определенное количество хлеба. Народ очень патриотически на это отреагировал и хлеб начал привозить.

Зима 1917 года выдалась очень снежной: были заносы на железнодорожных путях, в какой-то момент мука прибывала в Петроград в недостаточном количестве, но никакого дефицита не было. Однако существовал активный чёрный рынок хлеба, на который отправлялась значительная часть муки из петроградских пекарен, что могло быть ещё одной причиной, почему чёрного хлеба недоставало. Но вклад большевиков через профсоюз пекарей в организацию этого саботажа, несомненно, был значителен.